Заветы дядюшки Дэйва
Колумнист Financial Times, друг супермоделей и монархов, сэр Дэвид Тэнг мог дать совет по любому жизненному поводу. Мы вспоминаем любимые высказывания известного сноба и оcтрослова

Сын китайского бизнесмена из Гонконга, переехавший в 12 лет в Лондон, Тэнг стал более истинным англичанином, чем многие англичане по происхождению, хотя всегда гордился своими китайскими корнями. Дэвид основал первый люксовый бренд в Китае — марку Shanghai Tang — и открыл клубы-рестораны China Club в Гонконге, Пекине и Сингапуре. Джентльмен и авантюрист, он поддался уговорам Кейт Мосс и в день ее рождения в безвестном баре в Бангкоке набил татуировку в виде черного квадратика из кроссворда на левом запястье — «чтобы не уронить достоинства перед лицом супермодели». В начале 2017 года он прилетел в Москву как исполнительный продюсер фильма Оливера Стоуна «Интервью с Путиным». Ему удалось перекинуться с президентом парой фраз (оказалось, что Путин любит острую китайскую еду и иногда носит китайский пиджак), добавив этот эпизод к прочим встречам с замечательными людьми: Мугабе, Кастро, Чавесом и Ким Чен Ыном. Известие о смерти 63-летнего Тэнга в конце августа повергло нас в глубокую скорбь и беспокойство о судьбах мира. Многие годы Дэвид Тэнг вел колонку Agony Uncle в газете Financial Times, где давал полные иронии и сарказма советы по любому поводу и не стеснялся отвешивать оплеухи занудам и дуракам. Вспоминая истинного рейка, мы решили опубликовать несколько наших любимых высказываний Дэвида Тэнга.

О высокой гастрономии

Нам остается только винить себя за пособничество этой ужасающей философии шеф-поваров и владельцев ресторанов, считающих, что они стоят на страже гастрономического гедонизма, а мы, потребители, вынужденные переплачивать, только чтобы попасть в их драгоценные заведения, якобы получаем привилегию есть за их столом замысловатую высокую кухню.

О подарках

Однажды покойная принцесса Диана пригласила нас с женой на ланч в свой дом в Кенсингтоне. Нас было четверо, включая очень юного принца Гарри. Когда подали кофе, принцесса достала сумочку известного бренда и преподнесла ее моей жене. Тогда невинный, но очень наблюдательный принц заметил: «Мама, ты всегда отдаешь подарки, которые другие люди дарят тебе? Как много у тебя таких сумочек?». Мы все переглянулись в повисшей тишине, а потом расхохотались. Тут нечего было сказать. Моя жена приняла сумочку, хотя она не была практичной и никогда потом не использовалась, несмотря на ее гламурный провенанс.

О винных снобах

Ну еще один винный зануда, почуявший «ноты поджаренного тоста, табачной коробки и влажного конного седла»! Как, черт побери, вы можете объяснить аромат влажного седла в вине?!

О сне за столом

Как-то раз один мой приятель напился и к середине обеда попросту отрубился. Я тут же заказал бутылку дорогого кларета, забрал ее с собой и оставил его разбираться со счетом.

О пограничном контроле США

Американский пограничники и таможенники известны своей агрессивностью. Я всегда стараюсь принять немного валиума, прежде чем предстать перед ними. Однако я не имею ничего против того, чтобы приезжать в США как турист или как бизнесмен, лишний раз напоминая себе о важности различий и абсурда. Великий Квентин Крисп, открытый гей, в те времена, когда это еще было большим делом, однажды услышал от сотрудника пограничной службы США вопрос, практикует ли он гомосексуализм. «Практикую? — переспросил Крисп. — Да я великолепен в этом деле!»

О наборах для путешествий

Наборы для путешествий, которые выдают в первом и бизнес-классах, я никогда не сохраняю, потому что в них нет зубной пасты Euthymol. Но эти бесплатные сумочки очень привлекали покойного герцога Мальборо, известного как Солнышко, который славился тем, что передаривал их всем на Рождество.

О еде на людях

Не будьте идиотом! Разумеется, это абсолютно нормально — есть сэндвич на просторе холмов, охотничьих пустошах или на пляже. Я люблю съесть корнуэльский пирожок на скамейке железнодорожной станции со своей женой. Это очень романтично — сидеть и жевать, глядя, как мимо тебя проходит простонародье.

О затянувшемся ужине

Что я всегда делаю, это удаляюсь в спальню и переодеваюсь в пижаму. Потом я снова появляюсь за столом, заявляя, что я отправляюсь спать, и те, кто хочет уйти, могут уйти, кто хочет остаться, может остаться, но последний гость должен убедиться, что входная дверь будет закрыта. Это обыкновенно имеет немедленный эффект на собравшихся, которые в смущении начинают собираться домой.

О начищенной обуви

В одном из моих клубов работает выдающийся чистильщик обуви <…> Этот мастер — настоящий Брюс Ли среди чистильщиков. Он работает у меня уже 23 года и доказал, что он популярнее, чем особый жареный рис в нашем меню. Если мне когда-либо доведется лежать в гробу, я хотел бы, чтобы мои туфли были отполированными и сверкали, а не выглядели так убого, как пыльная пара, что я увидел на забальзамированном Хо Ши Мине.

Подпишитесь, чтобы еженедельно получать лучшие материалы The Rake