Все свое вожу с собой
Коллекция мебели Louis Vuitton Objets Nomades пополнилась новыми необычными предметами

Строго говоря, предметы мебели у знаменитого производителя багажа были всегда. Чем, как не мебелью, были дорожные сундуки марки, с которыми знатная публика в начале XX века отправлялась в заокеанские вояжи? Обычные кофры оставались в грузовом трюме, а те, что были снабжены вешалками, выдвижными ящичками, кармашками, расставлялись в каютах первого класса и служили гардеробом. В число самых интересных изобретений Louis Vuitton входят чемодан с раскладной кроватью, созданный для путешественника и колониста Пьетро-Паоло Саворньян ди Брацца, кофр-секретер с откидным столиком для композитора Леопольда Стоковского и кофр-библиотека с отделением для печатной машинки для Эрнеста Хемингуэя. Хотя комфорт и скорость путешествий значительно изменились, эти уникальные предметы, ставшие коллекционной ценностью, послужили вдохновением для целой концепции дизайнерской мебели и аксессуаров Louis Vuitton Objets Nomades. Каждый год коллекция пополняется: сегодня в нее входят 45 предметов, включая новинки, которые были представлены на последней Неделе дизайна в Милане.

Cтол Serpentine, Atelier OÏ.

Бразильские дизайнеры братья Кампана создали несколько знаковых вещей для коллекции: подвесное кресло, напоминающее одновременно кокон, яйцо и экзотический фрукт, а также диван Bomboca — в этом году он представлен в синем корпусе с белыми подушками, что еще больше усиливает его сходство с облаком. В зале, оформленном как кислотные джунгли, довольный Умберто Кампана восседает в большом желтом кресле Bulbo, словно Дюймовочка в сердцевине цветка. «Как видите, вдохновением для многих наших объектов стала природа. Я считаю, что нужно создавать вещи, в которых заключена поэзия. Но также они несут послание: давайте сохраним планету», — комментирует дизайнер. Вопросы социальной ответственности — не пустой звук для братьев. В сотрудничестве с Louis Vuitton также есть экологическая составляющая: один из ранее созданных ими предметов — подвесной cabinet de voyage Maracatu — сделан из цветных обрезков первоклассной кожи, оставшейся от производства аксессуаров марки. «Мы буквально запрыгнули в проект Objets Nomades, и сотрудничество получилось очень органичным, потому что наша философия — ручная работа и мастерство — созвучна традициям Louis Vuitton. Для нас это своего рода школа ремесла и возможность работать с лучшими материалами и технологиями этой компании».

Кресла Dolls авторства лондонского дизайн-дуэта Raw Edges.

Голландский дизайнер Марсель Вандерс проявил философский подход к сотрудничеству. «Поначалу концепция Objets Nomades показалась мне непростой, пришлось поломать голову. Я думал: кому нужно кресло-рюкзак? Во мне боролись рационалист и концептуалист. Первый проект занял у меня три года. Но потом все стало легко. Мы пришли к идее разборного лаундж-кресла. Потом сделали еще одно кресло (Lune) и ширму (Diamond Screen) из переплетенной кожи. Эта идея прозрачности привела нас к зеркалу (Diamond Mirror) и т. д.». На этой же идее буквально базируются новые объекты Вандерса — кресло и диван, основания которых из гнутого ясеня напоминают формой птичье гнездо, а рисунком — бриллиантовые грани. В комнате с приглушенным светом алый диван выглядит настолько эротично, что его можно сравнить со знаменитым творением Сальвадора Дали — диваном «Губы Мэй Уэст». «Вы попали в точку!», — весело подмигивает Вандерс. Градус эротизма усиливает венецианский фонарь и ваза из дутого муранского стекла, словно заключенные в кожаный… «Бондаж!» — подсказывает верное слово дизайнер.

Кресло Bulbo, Фернандо и Умберто Кампана.

Идея путешествий, столь органичная бренду Louis Vuitton, трансформировалась в предметах швейцарского дизайн-трио Atelier OÏ. Их предыдущие самые узнаваемые творения для Objets Nomades — обтянутый кожей табурет, который, словно оригами, складывается в папку, а также гамак, полоски кожи в котором закреплены с помощью узнаваемых золотых заклепок Louis Vuitton. «Когда мы впервые оказались в Аньере, где находится семейный дом Вюиттонов, а также мастерская, мы увидели историю семьи, для которой путешествия были страстью и вдохновением. Они умели трансформировать свои впечатления в красивые предметы. Поэтому наши первые вещи для Objets Nomades были созданы для такого воображаемого путешественника. Но вместе с развитием коллекции идея немного трансформировалась. Да, путешествия все еще вдохновляют ее, но речь идет не о физическом перемещении, а скорее о путешествии духа, об объектах, которые рассказывают истории», — комментирует Патрик Реймонд, один из участников Atelier OÏ. Их новые объекты — столы Serpentine — выглядят более основательными, но все же сохраняют идею трансформации: их ножки из темного орехового дерева фиксируются с помощью кожаных ремней, но при желании их можно сложить. Они удачно сочетаются с созданными ранее креслами (Belt Chair), легкий металлический профиль которых стягивают узнаваемые кожаные ремни с пряжками.

Помимо перечисленных дизайнеров, к коллекции Objets Nomades приложили руку такие звезды, как Nendo, Индия Мадави, Патрисия Уркиола, Маартен Баас и другие. Любой из их объектов сам по себе делает интерьер — а собранные вместе, они оказываются столь же яркими и эклектичными, как воспоминания о лучших путешествиях в жизни.

А ты уже подписался на The Rake? В нашей рассылке — лучшие материалы сайта, актуальные новости и эксклюзивные предложения для подписчиков.