Восхождение Черной Венеры
Обладательница яркого таланта Жозефина Бейкер родилась для славы. Но культовой фигурой стала как борец за права американских чернокожих.

Любая выдающаяся история начинается так, чтобы ничто не предвещало фееричной развязки. Биография Фриды Жозефины МакДоналд этому правилу соответствует. Она родилась в 1906-м. Ее мать, Кэрри, мечтала быть танцовщицей, но, чтобы прокормить Фриду, стала прачкой. Отец, Эдди Карсон, барабанщик в варьете, после рождения дочери отчалил к другим берегам. Но от него Жозефина унаследовала чувство ритма, а от матери – внешность.
Когда дочери исполнилось восемь, мать забрала ее из школы и отправила убирать дома и нянчить детей в богатых белых семьях. С девочкой обращались в худшем случае жестоко, а в лучшем – холодно, но именно этот опыт позволил ей увидеть жизнь, в которой она не намерена была себе отказывать. Это был иной мир: c шампанским и черной икрой, шелковыми нарядами и джазовыми мелодиями. Контраст между ее устремлениями и реальностью был разительным – в 1917-м Ист-Сент-Луис охватили беспорядки на расовой почве, их дом был разрушен. Тогда девочка и решила бороться за расовое равноправие, но более насущной заботой для нее стало выживание. В 13 лет она стала официанткой в ночном клубе, а едва достигнув половой зрелости, выскочила за вокзального носильщика Вилли Уэллса. Правда, две недели спустя пара развелась. 

Жозефина выучилась играть на тромбоне, обладала актерским даром, недурно танцевала и уже в 1919-м гастролировала с группой Dixie Steppers. Смесь талантов принесла ей контракты с престижными ночными клубами Нью-Йорка. В 1922-м, выйдя замуж за Вилли Бейкера и сменив фамилию, Фрида получила роль в музыкальной комедии Shuffle Along. Тем временем необычные гены – а она была полунегритянкой, полуиндианкой – превратили ее в экзотическую красотку. Она смогла извлечь выгоду из помешательства французов на джазе и породившей его негритянской культуре и в 1925 году вместе с La Revue Nègre отправилась в Париж. Там их встретили как звезд. Вместе с тем ее «дикарский танец» шокировал многих французов: во время него Жозефина появлялась на сцене в одной юбке из перьев. Как оказалось, это был лишь дразнящий намек на то, чего стоило ожидать дальше.

Год спустя Бейкер выступала в мюзик-холле Folies Bergère с номером «Безумство наших дней». Весь ее костюм ограничивался юбкой, сделанной из 16 бананов. Неудивительно, что на премьере зрители вызывали ее на бис раз десять. Хемингуэй называл ее самой красивой женщиной настоящего, прошлого и будущего, Пикассо – современной Нефертити, публике она стала известна как Черная Венера и самая высоко оплачиваемая эстрадная дива Европы. Вокруг «Ля Бакéр» возникла индустрия, зарабатывавшая на ее славе. Малышки мечтали о кукле в коротенькой банановой юбке, а их старшие сестры откладывали карманные деньги на духи, носящие имя исполнительницы. С полок магазинов сметалась помада для волос Bakerfix: модницы копировали прилизанное каре танцовщицы. А на пляжах Ривьеры и Довиля девушки натирались маслом грецкого ореха – чтобы оттенок загара приблизился к шоколадному. В это время Бейкер начала сниматься в кино. Кто бы мог подумать: оказалось, она еще и петь умеет! Успех дал ей возможность купить поместье на юго-востоке Франции, куда она перевезла из Ист-Сент-Луиса свою семью.

Реши Жозефина уйти на пенсию, когда сценическая карьера пошла на спад, ее бы так и запомнили как артистку из одного ряда с Гретой Гарбо и Эдит Пиаф. Однако в 1936 году главная красавица Франции решила, что теперь Америка уж точно должна принять свою первую чернокожую суперзвезду с распростертыми объятиями. Как же она ошиблась! Расизм, от которого она в свое время бежала, за эти годы только окреп. Каждое выступление Бейкер сопровождалось насмешками публики; а The New York Times даже назвала ее «черномазой девкой». Оскорбленная Жозефина вернулась во Францию, вышла за промышленника Жана Лиона и приняла французское гражданство.

Через три года Францию оккупировали нацисты. Бейкер хватило бы помощи Красному Кресту и участия в концертах для бойцов на Ближнем Востоке и в Африке, чтобы доказать французам: у этой экстравагантной дивы огромное сердце. Но ей этого было мало. Она стала информатором французской контрразведки – в случае разоблачения ее новая роль легко могла стать последней. Где она брала информацию? Подслушивала, о чем говорили немцы, ходившие на ее шоу. Работала связной: разносила нанесенные невидимыми чернилами на нотные партитуры шифровки по Парижу. Наградами стали Военный крест, медаль Сопротивления и орден Почетного легиона. Особо упомянул ее заслуги и американский генерал Джордж Паттон. Если переводить на современный язык, это сродни тому, как если бы Леди Гага помогла уничтожить Талибан.

После войны Бейкер вернулась в США – и вновь столкнулась с расизмом: в ночном клубе «Сторк» ее даже не стали обслуживать. Она боролась не словами – отказывалась выступать в клубах, куда не пускали черных, открыла дорогу на сцену многим негритянским певцам, поставив владельцам клубов Лас-Вегаса условие: либо публика будет смешанной, либо она не примет ангажемент. Бейкер стала одной из самых ярых активисток зарождающегося в США движения в защиту прав чернокожих. И во время «марша на Вашингтон» в 1963-м, когда Мартин Лютер Кинг произнес знаменитую речь «У меня есть мечта», она была единственной женщиной, которую пригласили к микрофону. К 1973 году все изменилось настолько, что Бейкер предложили выступить в нью-йоркском Карнеги-холле. Прежде чем начать выступление, она просто стояла на сцене и плакала. Публика аплодировала ей стоя. 3

Все браки Жозефины кончились разводом, но она стала любящей матерью двум приемным девочкам и десяти мальчикам из разных стран. Она прозвала их пестрой бандой и объясняла, что хочет доказать: дети разных национальностей и вероисповеданий могут жить как братья и сестры – вот, оказывается, с кого берет пример Анджелина Джоли!
В 1975-м Бейкер отпраздновала 50-летие творческой деятельности. По этому случаю подготовили ретроспективное ревю в парижском театре Bobino. На премьере были Жаклин Кеннеди, княгиня Монако Грейс, Лайза Минелли, Мик Джаггер, Софи Лорен, Ширли Бэсси, Дайана Росс. Четыре дня спустя артистку обнаружили еле живой в собственной постели: у нее случилось кровоизлияние в мозг. Вскоре после этого она скончалась. Черная Венера стала первой американкой, похороненной во Франции с полными воинскими почестями. За ее гробом шли около 20 000 человек. Жозефина Бейкер неизменно собирала аншлаги.

А ты уже подписался на The Rake? В нашей рассылке — лучшие материалы сайта, актуальные новости и эксклюзивные предложения для подписчиков.