Вниз по Гудзону
Частый гость в Нью-Йорке, профессиональный путешественник и создатель Ulysse Travel Club ЕЛЕНА МАКСИМОВА рассказала о своих любимых отелях в Даунтауне

Если ваши отношения с Нью-Йорком перешли в разряд неформальных, а первое знакомство с городом давно осталось в прошлом, переезжайте из гранд-отелей вокруг Центрального парка на юг — в Даунтаун. Вместо светской жизни центра вы получите беготню на Уолл-стрит с витающим здесь духом больших денег, густонаселенный Чайна-таун с актуальными арт-адресами в царстве кантонских димсамных, армию бойких модников в Сохо на фоне неоклассических фасадов XIX века, размеренную жизнь Гринвич-Виллидж с традиционными посиделками местных жителей на крыльце и престижную — в стремительно преображающейся некогда индустриальной Трайбеке.

The Beekman — здание-легенда высотной застройки (один из первых небоскребов Манхэттена), пережившее за свои 135 лет громкие театральные постановки (оно открылось для публики как театр) и крупные сделки (за театром последовал бизнес-центр). Закрылось в начале 2000-х, чтобы в 2014-м вернуться в игру в качестве фешенебельного отеля.

Интерьеры The Beekman — про величие и орнаментальность, а еще — про иронию. За последнюю отвечает современное искусство, яркое и концептуальное. В итоге излюбленный прием «классика + современность» здесь получился без налета скучной правильности. Буйство декора заканчивается сразу за дверями в номер, который являет собой светлое и лаконичное пространство, разбавленное антикварной мебелью.

Стоит подняться под куполообразную стеклянную крышу, чтобы полюбоваться 9-этажным атриумом, опоясанным узорными перилами из литого чугуна.

Dream Downtown в Челси — корабль на буксире. «Морская» атрибутика досталась отелю от бывшей штаб-квартиры Национального профсоюза моряков. Фасад из гладкого и перфорированного металла изрезан большими окнами-иллюминаторами. И не только фасад. Здесь десяток интерьерных решений на тему «морского» окна: от утопленных в потолок лифта светильников до округлых предметов декора. Обилие металла и стекла — пиршество для ценителей футуристических интерьеров — разбавлено живыми цветами, а патио рядом с бассейном и вовсе напоминает сад.

Public Hotel (район Нохо) — пространство-трансформер, изменяющее общественные зоны под нужды гостей и постояльцев (бар на крыше, к примеру, из бассейна и коворкинга днем превращается в концертную площадку вечером). Здесь одинаково хорошо жить, работать и веселиться. Музыкальная программа отеля — плотная, качественная и многожанровая: от джаза до коктейльного хауза. Половина концертов проходит на крыше отеля — и это один из лучших видов на Даунтаун (18-й этаж).

Еще один козырь отеля — кухня Жан-Жоржа Вонгерихтена, ведущего шеф-повара США, enfant terrible французской кухни. Финальный аргумент — интерьер от лауреатов Притцкеровской премии, швейцарских архитекторов Жака Херцога и Пьера де Мерона.

Roxy в Трайбеке — отель с активной вечерней жизнью под стать богемному району. Выверенная музыкальная программа от ценителей живого звука и импровизации (джазовые концерты — в приоритете), уютный бар с образцовой коктейльной картой и любимое место для воскресных бранчей среди местных жителей. Интерьеры Roxy — память о славном прошлом отеля (в 1920-х здесь «гудел» модный кинотеатр, в 80-х — танцевальный клуб) в оболочке из современных стилевых решений от fashion-дизайнера Крейга Робинсона, чьи костюмы носит Морган Фримен.

Hôtel Americano — сверхлаконичный и стильный интерьер от дизайнеров парижского концепт-стора Colette. Номера — японские рёканы с выдающейся панорамой Челси. Альтернативная точка обзора, доступная для гостей с улицы, — ресторан на крыше.

Standard Hotel High Line — лучшие виды на High Line и реку Гудзон. Главная точка обзора — крыша отеля, которая зимой превращается в каток. Бар с обзором 360 градусов славится поздними завтраками. В местном beer garden (под парком High Line) можно поиграть в настольный теннис или взять в аренду велосипед для изучения Гринвич-Виллидж.

The NoMad — оплот французского Ренессанса среди неоготических небоскребов. Былое величие исторической постройки Beaux-Arts скрупулезно восстановлено стараниями француза Жака Гарсии, любителя ироничной роскоши. Номера отеля — среднестатистическая квартира парижского сибарита-коллекционера с образцовым вкусом. В «звездной» команде отеля — именитый миксолог Лео Робитчек, шеф-повар Даниэль Хамм, обладатель 3 звезд Мишлен. К нему здесь отдельная очередь. После ужина гости ресторана перетекают на аперитив в бар-библиотеку The NoMad Bar. Двухэтажное собрание книг о Нью-Йорке с изящной винтовой лестницей, мягким освещением и мебелью из темного дуба дополнено авторской картой коктейлей. Все вместе занимает третью строчку в рейтинге The World’s 50 Best Bars 2017.

Gansevoort Meatpacking NYC — прежде всего курорт. Отдельного внимания заслуживает спа-комплекс с внушительным списком процедур — дайджест последних достижений в области красоты. Отмеченный всяческими наградами фитнес-клуб (best fitness hotspot по мнению Women’s Health) оснащен инновационным кардиологическим оборудованием и тренажерами последнего поколения. Среди программ «на гребне волны» — йога по новой системе упражнений Core Fusion. Одна из самых «домашних» крыш среди 5-звездочных отелей Даунтауна: здесь барбекю, много зелени и большой по меркам местных отелей бассейн с подогревом и захватывающим видом.

А ты уже подписался на The Rake? В нашей рассылке — лучшие материалы сайта, актуальные новости и эксклюзивные предложения для подписчиков.