Смерть им к лицу
Любовь Дэмиена Хёрста к животным широко известна и поклонникам, и противникам его таланта

Кто-то другой на месте этого мопса сильно призадумался бы о будущем: да, сегодня мы с хозяином целуемся, но что придет ему в голову завтра? Не оказаться бы в бочке с формалином… Но толстячки-мопсы беспечны, доверчивы, не помнят зла и очень любят своих хозяев, даже таких вот экстравагантных.

Мопсу безразлично, что его человека зовут Дэмиен Хёрст и что зоозащитники ненавидят его больше, чем владельцев меховых фабрик. Впрочем, его много кто ненавидит. И много кто обожает. Для одних он — бездарь и скандалист, а для других — гений, а потому самый дорогой художник современности. Действительно, его работы стоят больших денег: так, изображение человеческого черепа, инкрустированное бриллиантами, было продано за немыслимые для еще живого автора £50 млн. Да и за знаменитую акулу в формальдегиде покупатель выложил $12 млн (в пересчете £6,5 млн). Можно представить, как он обрадовался, обнаружив через несколько лет, что акула протухла. Но Хёрст быстро нашел ей замену и использовал формальдегид посильнее.

Похоже, страсть к консервированию зверей началась у Хёрста именно с этой акулы. Ну а потом пришла очередь 913 450 других животных — именно столько потребовавшихся искусству жертв насчитали исследователи творчества художника. Правда, из этого ужасающего количества трупов 850 тысяч — это непонятно как подсчитанные мухи, 17 тысяч — бабочки и еще около 45 тысяч — прочие насекомые. Однако были еще и тринадцать овец, семь коров, пятеро телят, четыре быка, трое жеребят, две свиньи, медведь, зебра, семнадцать акул…

Люди, разбирающиеся в искусстве, утверждают: Хёрст напоминает нам о неизбежности смерти. Люди, в искусстве не разбирающиеся, плюются и обзывают художника хулиганом. По молодости он и правда хорошо пошалил — алкоголь, наркотики и, страшно сказать, сигареты! И немного эксгибиционизма — Дэмиен Хёрст любил демонстрировать свое мужское достоинство… Впрочем, все это в прошлом. Все-таки человеку уже за 50, пора образумиться.

Вот Хёрст и переключился на яркие картины, которые создает из кружочков или выливая краску на вращающийся холст. Или из тысяч бабочек, куда же без memento mori. Критикам новое амплуа экс-скандалиста не слишком понравилось — мол, все это вторично. То ли дело расчлененная корова: живенько, свежо, интересно! Ну, о вкусах не спорят, тем более что раскритикованные полотна продаются за более чем приятные суммы. Хёрст умеет превращать в золото все, к чему прикасается. Он оформляет рестораны и обложки музыкальных альбомов, делает сувенирные скейтборды и украшает витрины окурками. Он многогранен, он — воплощение успеха.

Вообще-то Хёрст — добрейшей души человек. И животных он любит не только в формальдегиде: у него есть три пони, три собаки, шесть кошек, куча кроликов, морских свинок и курочек. Вся эта живность может быть спокойна: художник отошел от консервирования. Хотя кто ж его знает? В общем, милому мопсу и прочему хёрстовскому зоопарку не стоит совсем уж расслабляться — мало ли что придет в голову их хозяину после смерти питомца? Вдруг он решит, что смерть мопсу к лицу, и сделает из нежного радостного песика, например, чучело в бриллиантах. Он ведь художник, он так видит.

А ты уже подписался на The Rake? В нашей рассылке — лучшие материалы сайта, актуальные новости и эксклюзивные предложения для подписчиков.