Синьор Нино
Автор The Rake изучил архив маэстро Нино Черрути, без которого итальянская мужская мода точно не стала бы международным феноменом

В ясный январский день в Бьелле бодрый мужчина восьмидесяти с небольшим лет проходит вдоль вешалок с одеждой, при виде которой у любого коллекционера винтажа от зависти закружилась бы голова. С трех сторон в окна льется солнечный свет, и Антонио Пьетро Джузеппе Черрути, которого все здесь зовут Синьор Нино, отправляется в путешествие по улице памяти благодаря моделям из своего личного гардероба и изделиям модной марки, созданной им.

На этом снимке, сделанном в 1970-м, Антонио Пьетро Джузеппе Черрути сорок, он уже знаменит, богат, и его авторитет в мире мужской моды давно не оспаривается никем

Вот старомодный оранжевый пиджак из ткани с рисунком пейсли – в виде «индийских огурцов» – он появился на памятном показе моделей Черрути в Париже в 1967-м. А вот целый ряд сшитых на заказ сорочек. Все они из серовато-бежевого льна или хлопка, с вышитой снизу на левой полочке монограммой NC и ярлыком G. Battistoni, 61, via Condotti, Roma.

Архив напоминает о работе Черрути по созданию гардеробов Джека Николсона, Тома Хэнкса, Брюса Уиллиса, Роберта Редфорда и Аль Пачино

На следующей вешалке обнаруживаем темно-синий двубортный костюм. Он практически идентичен тому, который был на Ричарде Гире в фильме «Красотка», и напоминает нам о работе Черрути по созданию гардеробов Джека Николсона, Тома Хэнкса, Брюса Уиллиса, Роберта Редфорда и Аль Пачино. Здесь же фланелевый однобортный костюм из ткани с меловой полоской, сшитый для Черрути в шестидесятых у Baratta в Милане. Синьор Нино обращает мое внимание на почти полное отсутствие прокладки и мягкое плечо пиджака. «Он восхитителен», – шепчет он почтительно.

Нино во время открытия парижского бутика своей марки, 1968

Архив Нино Черрути находится в стадии классификации. Каждый предмет одежды снабжен коричневой багажной биркой с номером. Самая большая цифра – 702, но в этом помещении одежды явно значительно больше. Многие вещи не мешало бы отутюжить и отдать в химчистку, некоторые подверглись нападению жутко голодной моли, но процесс сохранения уникального наследия начался.

Еще в конце 1950-х он начал выпускать готовую одежду практически сарториального качества, ввел понятие мужского «гардероба стиля жизни» и был одним из первых, кто открыл единый бутик и для мужчин, и для женщин.

И именно он предложил Джорджо Армани первую работу в качестве дизайнера

Черрути пришел в моду из текстильной промышленности. «Человек ткани», он обладал уникальным пониманием того, на что она способна, а на что нет. «Ткань не просто играет важнейшую роль в мужской одежде, – утверждает мастер. – Ткань определяет все, потому что мужчина уважает то, как устроено его тело. В женской одежде есть возможность изменять пропорции тела и делать невероятные вещи с помощью завышенной линии талии и прочих приемов, но мужчины в такие игры не играют. Кроме того, если костюм сшит из хорошей ткани, через три месяца носки он выглядит только лучше».

Когда Сильвио, отец Нино, умер в 1950 году, девятнадцатилетний парень оказался во главе текстильной фабрики. «Представьте: в то время 90 % того, что мы производили, отправлялось либо напрямую к портным, либо к компаниям, обслуживающим портных, – вспоминает Черрути. – До середины 60-х мы снабжали почти три тысячи портных-частников».

Братья Черрути – Нино, Альберто, Аттилио – и Дино Хафеле, директор по экспорту Cerruti, 1968

Знакомиться с тканями Нино Черрути начал в возрасте десяти лет, а в юности наблюдал за тем, как преображается ткань в руках опытных портных. «Портные в те времена были выдающиеся – говорит он. – Battistoni, Brioni, Dutti, Bruno Piatelli и Carlo Palazzi в Риме, а также Baratta и Caraceni в Милане были героями своего времени. Мой первый серьезный костюм для меня сшил в 1948 году Marinaro во Флоренции. Костюм был черный, двубортный, с ворсистыми широкими белыми полосками. Он был немного “мафиозен”, но красив, и я им очень гордился».

Фабрика Черрути выпускает около трех с половиной миллионов метров тканей в год. Из них 85% идет на пошив мужской одежды

К 1957 году этот энтузиаст мужской моды соединил свой вкус и интерес к портновскому делу, а также познания в области производства высококлассных тканей в новом проекте – на фабрике готовой одежды Hitman в Милане. Когда предприятие открылось, на нем работало двести человек, а на пике ее успеха персонал насчитывал более тысячи сотрудников.

Осенью 1967-го Черрути потряс мир моды, открыв большой бутик на площади Мадлен в Париже. Там продавалась готовая мужская и женская одежда из роскошных тканей (до этого женщины и мужчины одевались в разных магазинах). Презентация больше напоминала показ мод. Друзья Черрути из высших слоев делового мира и шоу-бизнеса обеспечили магазину мгновенный успех. «В то время было совершенно ясно: для того, чтобы стать лучшим в моде, нужно стать лучшим в Париже».

На этих кронштейнах – овеществленная история марки

Решив увековечить год основания фабрики, носящей его фамилию, он основал Cerruti 1881 как бренд готовой одежды и со временем начал продавать лицензии. Империя разделилась на линии вечерней и деловой одежды, джинсовой, спортивной, парфюмерию, очков и прочего. Увы, созданное Черрути чудовище вышло из-под контроля, и после нескольких лет финансового смятения устоял только итальянский конгломерат.

В 2001 году Нино Черрути покинул модную часть своего бизнеса. Бренд Cerutti 1881 в настоящее время принадлежит базирующемуся в Гонконге крупному холдингу Li & Fung. Кстати сказать, Черрути одним из первых вышел на азиатский рынок, продав лицензию в Гонконг еще в 1980-х и проведя модный показ в Китае в начале 1990-х.

«Если более миллиарда человек движутся к лучшей жизни, то, поев, они прежде всего задумаются о том, что на себя надеть», – резонно замечает Синьор Нино

На протяжении последних десяти с лишним лет Нино Черрути сосредоточился на семейном предприятии – ткацкой фабрике в Бьелле. Старое здание, в котором сейчас располагается архив, почти опустело. Неподалеку Черрути построил современное производство. Оно охватывает все стадии обработки сырья. Фабрика выпускает около трех с половиной миллионов метров тканей в год. Из них 85% идет на пошив мужской одежды.

Груз осознания того, что он – один из самых дорогостоящих европейских промышленников, похоже, не тяготит Черрути. «Меня всегда приводило в восторг что-то особенное, – говорит он негромким профессиональным голосом. – Я свожу с ума тех, кто работает со мной, потому что люблю трудности. Если ты умеешь справляться с трудностями – значит, ты отличаешься от других. Сейчас этого во мне даже больше, потому что раньше быть не таким, как все, означало удовольствие, а теперь это необходимость. Я никогда не ленился, ни одной секунды в жизни, поэтому не могу сказать, что не получил того, чего хотел, – говорит он. – У меня случались неплохие успехи, бывали и грандиозные провалы».

«Раньше быть не таким, как все, означало удовольствие, а теперь это необходимость»

Но хорошо ли помнят сейчас его невероятно влиятельную роль в развитии мировой моды и стиля жизни в шестидесятых, семидесятых и восьмидесятых годах? Едва заметно, совершенно по-итальянски пожав плечами, он говорит: «Стоит исчезнуть из модного бизнеса на пять дней – и тебя забудут». Однако на волне интереса к костюмной классике все больше любопытствующих взглядов обращается в сторону Синьора Нино, которого смело можно назвать одним из самых элегантных мужчин в Италии. Черрути посвящают выставки, и стоит надеяться, что однажды архивные материалы увидят свет в монографии, посвященной философии и правилам стиля маэстро.

А ты уже подписался на The Rake? В нашей рассылке — лучшие материалы сайта, актуальные новости и эксклюзивные предложения для подписчиков.