С родом и племенем
Дизайнеров эпохи «глобальной деревни» вдохновляют локальная история и аутентичные производства. Мы обратили внимание на тренд городского номадизма, представленный в работах россиян, итальянцев и японцев
Английская блейзерная полоска, переосмысленная в номадическом костюме ts(s)

Городской кочевник (urban nomad) — это понятие впервые применила к моде американский дизайнер малайзийского происхождения Йоли Тен в 1997 году. Затем его часто использовали в модной критике, в том числе применительно к коллекциям Рика Оуэнса и Иссэя Миякэ. Определяющие свойства номадизма, по мнению Тен, — это сезонная универсальность вещей и баланс между их функциональностью и сентиментально-духовной составляющей. Понятие, как видим, довольно размытое — но сегодня молодые дизайнеры, кажется, очерчивают эту концепцию более четко.

Армяк Infundibulum

Для них номадизм — не субкультура, он не привязан к какой-либо конкретной аудитории. Дизайнеры сходятся в том, что кочевником по сути можно назвать любого жителя современного мегаполиса, который не привязан к месту жительства работой или другими обязательствами. Вместо заплечной котомки у него — рюкзак с ноутбуком. Хоть современный номадизм и связан с технологией, вдохновленные им дизайнеры не считают гаджеты квинтэссенцией стиля. Это лишь полезные инструменты для стирания границ, но не самоцель. Стиль, напротив, происходит от корней и прошлого: уникальных местных технологий ткачества, обработки и окраски материалов, переосмысления архивных моделей и возрождения исторического кроя.

Вместо заплечной котомки у городского кочевника рюкзак с ноутбуком

Вещи Infundibulum выделяются не только необычными материалами, но и затейливым кроем

Илья Варегин, создатель российской марки Infundibulum, представленной на Pitti Uomo 93 в рамках проекта 5 Curators / One Space, уточняет, что его работа — «это то, каким бы мог стать привычный мужской костюм, если бы его эволюция пошла по другому пути». В свое время Рик Оуэнс заявлял, что мечтает «наложить большую кучу на ландшафт конформизма», — новая волна дизайнеров лишена протестного мышления, в них нет скепсиса и токсичного нигилизма. Как считает Варегин, сегодня время «здорового аскетичного гедонизма: меньше вещей — больше удовольствия». Причем, что бы ни говорил потребитель вещи о ее духовном аспекте, он в первую очередь обращает внимание на материальную сторону — качество ткани и исполнения.

Куртка хантэн с элементами пэчворка от Soulive

Вещи Infundibulum могут казаться театральными, но лишь до тех пор, пока вы не узнали их историю. В новой капсульной коллекции Duel ключевая модель — алый армяк (верхняя одежда в виде подпоясанного халата), вдохновленный фотографиями дореволюционных ямщиков. В качестве фурнитуры использовались архивные пряжки с лошадиной упряжи, а сумки, созданные в коллаборации с Drasvi Venn, скопированы с исторических моделей для кормления лошадей в дороге. Шарфы окрасили в мастерской Tint с помощью натуральных кореньев и дубовой листвы и дополнили декоративной ручной вышивкой. Варегин считает, что он создает одежду для тех, кому «может не быть комфортно в современности». Похожим образом размышляет и дизайнер испанского бренда I Owe You Кавита Пармар: «Наше отличие от прошлых поколений в том, что мы везде чувствуем себя немного неуместно, но также и немного дома».

Дизайнеры Infundibulum ищут малоизвестные производства тканей в России и призывают к принципу «меньше вещей — больше удовольствия»

«Бродяжий» шик Massimo Piombo

Работы дизайнеров-номадистов объединяют три мотива. Первый — абсолютная глобальность. Массимо Альба (Massimo Alba) говорит: «Если мир вступил в эпоху Брекзита, то вся моя работа — это анти-Брекзит». Дизайнер Norwegian Rain Ти-Майкл при создании верхней одежды вдохновляется киберпанком наравне с азиатским минимализмом, а для своего собственного бренда T-Michael создал совместно с семейным производством Y. & Sons из Фукуоки T-Kimono, сшитое из костюмной шерсти и предназначенное для неформального ношения. Японский бренд Soulive работает с характерными для традиционных производств денимом и фасоном кимоно. Но стоит присмотреться — и увидите, как восток здесь смешивается с западом самым причудливым образом. Длинный плащ-кимоно сделан из синтетического материала и детализирован, как спортивная куртка. Короткая куртка простолюдинов эпохи Эдо — хантэн — пошита из тяжелого твида и оторочена бархатом. Традиционный плотный огнеустойчивый хлопок, который использовался в те же времена для формы пожарных, здесь окрашивают индиго и превращают в материал для весенних кимоно — таким смело можно заменить кардиган. А ткани с ручной вышивкой сасико идут на бомберы, сделанные по лекалам американских ВВС. Другая японская марка — ts(s), представленная в России магазином Street Pie Store, — также комбинирует восточную классику и рабочую одежду с запада, причем не только Европы и Америки: в их новой коллекции нашлось и простеганное кимоно-ватник. Английская мануфактура Arthur Sleep кроит слиперы из фрагментов старых килимов родом с Кавказа и из стран Средней Азии — выглядят они достаточно экзотично, но отлично сочетаются с джинсами, чиносами и даже летним костюмом. Помимо уже готовых моделей можно заказать туфли из представленных на сайте фрагментов ковров или собственного килима.

Восток смешивается с западом в этих дизайнах самым причудливым образом

Norwegian Rain — мастера техничного оверсайза

Второе свойство номадизма — аутентичность. Это несколько парадоксально относительно первого пункта, но каждый из дизайнеров углубляется в прошлое своей нации или местности. Кавита Пармар выбрала для производства ткани родной индийский штат Тамилнад, где ткут мадрасский хлопок, а у китайских мануфактур закупает матовый шелк. Бизнес I Owe You начинался с пошива базовых рубашек, но теперь бренд предлагает полный гардероб, в том числе короткие унисекс-пиджаки из твида, рубашки-платья и пончо. На сайте марки для каждой вещи указан ткач, создавший полотно, и портной, отшивший изделие. Покупателям предлагают вписать себя в историю вещи, выложив фото в ней после покупки и таким образом замкнув цепочку. Варегин пошел в производстве еще дальше — использовал для пошива брюк дикий неотбеленный шелк, из которого в 60-х делали термобелье для советских летчиков. Эта ткань нашлась на закрытом производстве в Наро-Фоминске, благодаря чему вещи получились абсолютно эксклюзивными. Хлопковые подкладки производят в технике традиционной русской пестряди недалеко от Екатеринбурга. Основатель японской марки Period Features (у нее нет сезонных коллекций, и на Pitti Uomo она показывается только в летний сезон) Масакацу Цумура использует для своих рубашек ткани, которые ткут в глухой бенгальской деревушке.

В Западной Бенгалии для Period Features ткут полотна тончайшего муслина, а также изготавливают традиционные «джамдани», напоминающие гобелены

Третья черта — всё это представители направления slow fashion, о котором сегодня так много говорят. Использование локальных, натуральных, в том числе переработанных материалов, заведомо противопоставленный модным тенденциям крой, расчет на то, что вещь будут использовать в разных сочетаниях в течение многих лет. К почти обязательным чертам номадизма также стоит отнести и андрогинность. Минимум вещей здесь заявляют о половой принадлежности владельца, мужские юбки или брюки, напоминающие их, — норма, а женские жакеты отличаются от мужских пиджаков лишь размерами.

Номадисты стремятся к глобальности, аутентичности и подчеркнутой «внемодности»

Англичане Arthur Sleep шьют слиперы из старых ковров

Однако коллекции номадистов не так часто эксплуатируют заезженные стереотипы о кочевой романтике — пэчворк, искусственное состаривание, разрывы, необработанные кромки и тому подобное. Пожалуй, схожая манера свойственна лишь Массимо Альбе: дизайнер невероятно углублен в «историю вещи» — и предпочитает продавать ее в таком виде, будто она сменила пару поколений владельцев. С другой стороны, этнические рисунки присутствуют у многих марок — особенно отличается Пьер-Луи Маскиа (Pierre-Louis Mascia) который комбинирует в своих унисекс-шелках, идущих на рубашки, шарфы и халаты, пышные орнаменты с истинным шиком цыганского барона. Итальянец Массимо Пьомбо (Massimo Piombo) столь же смел в сочетаниях, но его почерк — смешивание более конвенциональных силуэтов и паттернов в максимально ярких и необычных цветах и фактурах.

Дизайнер T-Michael из норвежского Бергена совместно с японскими производителями Y. & Sons создал кэжуал-кимоно из костюмной шерсти

Самой забавной моделью выставки стало кимоно-плащ (практически спальник) из водонепроницаемой ткани от японской компании Snow Peak. Начавшая работу как производитель альпинистского снаряжения, сегодня она перешла в статус модной outwear-марки. Кочевники с ноутбуками и байеры крупных мультибрендов (иногда — в одном лице) присматривались к кимоно, но ни одного заказа из Европы на него, по словам представителя, марка не получила.

Подпишитесь, чтобы еженедельно получать лучшие материалы The Rake