Ремесленник-космополит
Каждую модель туфель в мастерской Mario Herzog создают с нуля для клиентов от Монако до Москвы
Дмитрий Черников

На первый вопрос, представляет ли он какую-то конкретную обувную школу, Марио отвечает, что вряд ли — он самоучка. Австро-венгерский стиль ему претит. Космополитичность Херцог не только декларирует, но и воплощает в работах: он не ограничен в стилях и манерах исполнения, хотя не уступает в качестве более «локальным» мастерам. Вариация на тему ботинок-балморалов из ярко-синей кожи и замши у него соседствует с коричневыми дерби, поблескивающими полированными угловатыми мысками, — почти будапештеры, но гораздо элегантнее.

При выборе кожи Марио, в отличие от многих итальянских и французских производителей, не настаивает на использовании только белых заготовок, которые обувщики окрашивают вручную — по его опыту, туфли в таком исполнении требуют более тщательного ухода и со временем теряют цвет. Раньше вся кожа для верха покупалась в Словении, а для внутренней отделки — в Австрии. Сегодня Херцог работает с поставщиками по всему миру.

Главный вывод, к которому пришел Марио за годы работы — нужно заниматься исключительно своим делом

Если не тратить время на мысли о том, как расширить бизнес, организовать производство ready-to-wear или просто стать популярным, процесс идет легче и эффективнее. Он уважает управленцев, сделавших свои марки известными на весь мир, но сам выбирает путь ремесленника, который «продает» себя не рекламой, а мастерством.

Пожелание клиента для Херцога закон. Но главное в обуви, по его мнению, не дизайн, а удобство. Заказчики старше 40-50 часто имеют ортопедические проблемы, которые решают с помощью обуви на заказ. Иногда приходится проводить по три-четыре промежуточные примерки, но результат того стоит. «Год мучений с примерками — это небольшая цена после 20 лет мучений с неудобной обувью». Тем более что для второго и третьего заказов это уже не понадобится — колодки, повторяющие форму ступни, навсегда останутся в мастерской.

Здесь предпочитают долговечное и жесткое рантовое крепление, позволяющее менять изношенную подошву. Шпагат, которым вручную прошивается рант, в мастерской Херцога сплетают из восемнадцати отдельных нитей для достижения бескомпромиссной прочности.

«Дизайн, сформулированный вместе с клиентом, невозможно воплотить без таланта и опыта тех, кто работает в мастерской»

За остромодными дизайнами к Херцогу почти не приходят, чаще реализуют совместно с мастером собственные задумки. Российским клиентам, с которыми он работает уже восьмой год, Марио предлагает более практичные модели — например, классические броги с утолщенным каучуковым протектором или высокие дамские ездовые сапоги с мехом внутри и ремешками снаружи. Бывают и вещи экстравагантнее — например, женские броги на высоком каблуке. Хотя пару красивых классических оксфордов без перфорации, по мнению Херцога, создать еще сложнее. Когда смотришь на изделия Марио, понимаешь: вместе с ним можно реализовать любую, даже немного безумную идею, не скатившись при этом в дурновкусие.

Ближе к завершению нашей беседы в ателье ворвался посетитель в кипе и буквально вскричал мне в лицо: «В Талмуде написано: “Продай крышу своего дома, но имей хорошие ботинки”! Напишите, что этот человек торгует не обувью, а счастьем: идешь ты в его туфлях на работу или к любимой — каждый шаг заставляет улыбнуться». Лучше и не скажешь.

Подпишитесь, чтобы еженедельно получать лучшие материалы The Rake