Принцип гармонии
Главный редактор The Rake заказал в ателье Ostojenka Bespoke пиджак, в котором сошлись британский твид, французские рукава, итальянская конструкция и российское мастерство

Существует несколько типов отношений между портным и заказчиком. Есть портные-диктаторы, которые, по сути, всю жизнь шьют один пиджак. Есть те, кто готов беспрекословно воплощать самые сомнительные идеи заказчика, боясь потерять щедрого клиента. А есть ателье, где владелец не является портным, но его участие — главная причина успеха всего предприятия.

Строго говоря, ателье Ostojenka Bespoke — не первый и не единственный бизнес Павла Ананьина, но точно самый любимый и требующий больше всего внимания. Хотя кажется, что за последние годы владелец провел в Неаполе больше времени, чем в Москве. Заказанных там на пробу пиджаков, которые Павел не носит, хватило бы на небольшой магазин, но таких магазинов в Москве хватает. Из Неаполя Ананьин чаще возвращался с критикой коллег, которые так пригрелись в лучах славы, обрушившейся на них благодаря блогерам, инфлюенсерам и прочим иконам стиля, что совсем забыли об аккуратности. И все же поездки в Неаполь не прошли даром — Павел хорошо знает, как не надо. Но одно дело критиковать, а другое — делать хорошо самому.

Заказанных в Неаполе на пробу пиджаков, которые Павел Ананьин не носит, хватило бы на небольшой магазин

В ателье Ostojenka Bespoke первыми применили непривычный для России и характерный для Италии бригадный метод. Над пиджаком работали восемь разных мастеров.

За шесть лет в ателье сменилось трое закройщиков. Не со всеми удавалось найти общий язык и главное — общее видение. Да и как критиковать и пытаться переучивать портного с 30–40-летним стажем? Он знает всегда лучше всех и, несомненно, достиг в своем деле высот, даже заходит в интернет и слыхал про Pitti Uomo, но вот отчего-то все, что выходит из его рук, ладно сшито, но скроено «квадратно, как цековский пиджак». «Удивительно, но многие профессионалы видят все как-то фрагментарно, обращают внимание на отдельные детали, на качество работы, но словно не замечают целого — гармонии пропорций и соответствия времени. Для меня же главный показатель отличной работы — хорошая посадка, когда клиент смотрит на себя в зеркало в нашем костюме и понимает, что выглядит в нем лучше, чем без него», — комментирует Павел Ананьин.

В момент, когда он всерьез задумался о том, чтобы привезти в ателье итальянского закройщика, Павел познакомился с Валентином Ерохиным, молодым портным во втором поколении. И это был тот случай, когда у человека горели глаза и каждая новая задача и поиск ее решения воспринимались с энтузиазмом. «Нам нравились одинаковые картинки, и я в какой-то момент понял, что мы похоже смотрим на вещи, форму и стиль. Мы выстроили правильную систему координат и принялись за работу».

Демонстрация оката рукава-сигареты

До этого я заказывал в Ostojenka Bespoke только брюки, но Павел дал понять, что настал правильный момент сшить пиджак. В ателье я принес собственную ткань: отрез сухого твида уэльской мануфактуры W Bill с рисунком «собачий зуб» и неброской крупной бордовой клеткой. Ткань 90-х годов мне удалось отыскать в лондонском магазине Misan на ликвидации склада W Bill после продажи компании в 2014 году.

От взгляда Павла не ускользнула ошибка в несколько миллиметров в расположении пуговицы

По правде, каким будет пиджак, мы оговорили буквально за минуту. Я не из тех людей, которые долго выбирают и придумывают детали, — всегда ратую за максимальную простоту. К тому же ткань сама диктует форму. Несмотря на явный британский характер твида, я хотел максимально облегченную южноитальянскую конструкцию. Итак: однобортный, без подкладки, в меру приталенный (чтобы можно было надеть сорочку с легким джемпером), с накладными каплевидными карманами. Мы по привычке обменялись с Павлом своими закладками в «Инстаграме», сойдясь во мнении, что работы японцев нам нравятся больше всего, но лацканы с какой-то чересчур лихой дугой я отверг. Вежливый донельзя и немного застенчивый Валентин снял мерки и записал пожелания. Сроков мы не оговаривали — я обычно первый, кто их срывает, — но уже примерно через месяц меня пригласили на Остоженку.

Это были те самые рукава, которые французы именуют «сигаретами», — чуть приподнятые с круглой головкой

В обоих карманах сделаны дополнительные кармашки из подкладочной ткани точно по размеру телефона

На первой примерке прилегание по спинке было идеальным, несмотря на мою сутулость. У Павла такая же проблема, и видно, что в ателье знают, как с этим работать. Нужно было кое-где подобрать излишек ткани, чуть заузить талию, приоткрыть полы, придав им красивое скругление, и в целом немного укоротить длину. К пиджаку был приметан рукав из макетной холщовой ткани. У Павла на этот счет явно была идея. Он предложил посадить рукав на несколько миллиметров выше обычного, сделать выраженный валик по окату, но оставить мягкое плечо без приклада. Валентин понял его идею с полуслова, кивнул — а я всецело доверился их экспертизе.

Валентин Ерохин демонстрирует изнанку пиджака

На второй примерке идея обрела конкретное воплощение. Рукава сидели безупречно; это были те самые рукава, которые французы именуют «сигаретами» — чуть приподнятые, с идеальной круглой головкой. Если бы я не знал, что их сделал Валентин, предположил бы работу парижского ателье Camps de Luca. Но тут пришла очередь удивляться Павлу: «„Сигареты“? Нет, не слышал. Мы такие сделали лишь однажды скорее по случайности — и мне понравилось. Они выглядят наполненно, но без ваты, и очень гармонируют с твидом».

Гармония всех деталей вместе с исключительной аккуратностью работы — главные принципы ателье

На третьей примерке все было готово и придраться было не к чему. Я правда выглядел в пиджаке куда лучше, чем без него. Но Павел прищурился. Они отошли с Валентином на пару шагов, придирчиво рассмотрели меня в большом зеркале и переглянулись — «нужно переставить пуговицу на три миллиметра». Валентин справился с этим быстрее, чем мы с Павлом успели обсудить погоду в Неаполе. Впрочем, перефразируя известный анекдот, можно сказать, что да, у них, конечно, погода, но хорошие ателье есть и в Москве.

Фото Анастасия Хавжу
Подпишитесь, чтобы еженедельно получать лучшие материалы The Rake