Принц-садовник
Огород в луарском поместье и таксидермический магазин в центре Парижа Луи Альбера де Броя

Башенки, шпили, средневековые стены, которым больше 700 лет: замок Бурдезьер — типичный луарский королевский замок. Но отличие все же есть. И дело даже не в том, что здесь когда-то жила Габриэль д’Эсте, единственная, кого любил Генрих Наваррский. Просто, поднявшись по аллее к самому зданию, ты не упираешься в тяжелую дверь, а проходишь дальше, под увитую розами арку в… огород. Таков уж наш век — замками никого не удивишь, а хорошие овощи нужно еще поискать.

Луи Альбер де Брой, купивший Бурдезьер вместе с братом в 1991 году, высадил на этом огороде XIX века лекарственные травы, цветы и овощи — главным образом помидоры. Здесь их более 650 сортов. В 1998 году огород был признан Национальной томатной консерваторией (своего рода хранилищем генофонда), и теперь каждый сентябрь тут проходит фестиваль, посвященный томатам.

Замками в наши времена никого не удивишь, а хорошие овощи еще нужно поискать

Огород небольшой, размером не больше гектара — ничто по сравнению со старинным парком в 90 га, который признан историческим памятником, как и сам замок. Но 30 000 человек в год едут сюда все же ради огорода. Мы ходим между аккуратных грядок, где вызревают белые и черные, полосатые (тигровые), круглые и продолговатые томаты — как экзотические птицы в клетках китайского императора. Рядом высажены бархотки и чеснок — и то, и другое используется вместо пестицидов. Огород, конечно же, органический, и растения помогают друг другу. За всем этим чувствуется внимание и ученый расчет садовников XVII века, которые тоже сумели взглянуть на природу так удивленно, словно увидели ее впервые. «Я принадлежу к поколению, которое смотрит на природу и пытается ее расшифровать», — говорит Луи Альбер.

В выдвижных ящиках хранится коллекция бабочек и жуков

Знаменитое аристократическое семейство де Брой, в истории которого были графы, герцоги, принцы, а также маршалы, депутаты и члены Французской академии, вряд ли ожидало, что один из его потомков будет с гордостью называть себя садовником. Впрочем, к этому званию он присоединяет и титул, которым семья владеет с XVIII века, — принц. «Я чувствую себя больше садовником, чем принцем. Но в собственном саду мы все — короли».

Окончив университет, Луи Альбер успешно начал карьеру инвестиционного банкира. Однако, пожив в Лондоне, Индии и Южной Америке, он накануне своего 30-летия вдруг резко изменил образ жизни и буквально вернулся к родным корням. О продаже замка ему рассказал брат, но де Брой поначалу отверг эту идею. Однако волею случая он все же оказался в замке и мгновенно влюбился в его башни, живописный ров, наполненный водой, и ворота, спроектированные Леонардо да Винчи — художник провел свои последние годы по соседству, в замке Clos Lucé. Братья восстановили Бурдезьер и открыли при нем гостиницу (www.chateaubourdaisiere.com). Позднее Луи Альбер выкупил долю у брата, обосновался в замке с женой и декорировал его в роскошном эклектичном стиле.

Прозвище принц-садовник прижилось и превратилось в бренд-нейм Le Prince Jardinier

Главным его сокровищем стал огород, который полностью захватил мысли и время. Де Брой прослыл чудаком, который всюду маниакально разыскивал и скупал семена томатов. Друзья также сочли это проявлением аристократической эксцентрики и стали называть Луи Альбера принцем-садовником. Прозвище прижилось, более того — превратилось в бренд-нейм Le Prince Jardinier. Под этой маркой де Брой выпускает элегантные мужские соломенные шляпы, садовые ножницы и секаторы с красивыми ручками, деревянные щеточки для овощей, кашпо для растений, корзины, с которыми вполне можно зайти с рынка в самый изысканный из французских ресторанов, и прочие предметы, жизненно необходимые поклонникам одного из самых джентльменских занятий. Сам де Брой в ярко-красных брюках, жилете садовника и с букетом свежей моркови служит лучшей рекламой марке (www.princejardinier.fr).

Помимо чучел животных, в магазине собрана значительная коллекция раковин моллюсков и кораллов

Но огород в истории Луи Альбера де Броя был, что называется, цветочками. В 2001-м принц совершил другое, еще более экстравагантное приобретение — уникальный парижский магазин Deyrolle, лавку чучельника, основанную в 1831 году энтомологом Жан-Батистом Дейролем. Такую можно встретить разве что в романах Бальзака. Это не музей и не выставочный зал — о Deyrolle знали только исконные парижане, которые бывали здесь когда-то с бабушками и на всю жизнь запомнили выдвижные ящики старинных библиотечных пюпитров с коллекциями жуков и бабочек и гигантские чучела животных — от жирафов и зебр до полярных медведей. Сюда заходишь случайно, обнаружив вдруг, что в плотно набитом стрессом дне образовалась солнечная дыра, а рядом улица Бак, и на ней Deyrolle, где не бывал уже лет двадцать. Ну зачем в самом деле идти в магазин таксидермиста, как не за прошлым? Но для Луи Альбера де Броя это вряд ли была лишь попытка вернуть детские воспоминания. Он хотел превратить магазин в образовательный проект и, помимо чучел, собрал в нем обширную библиотеку по естественной истории.

В 2008 году о Deyrolle услышали даже те, кто никогда там не был: в магазине случился пожар. Когда речь идет о маленьком здании с деревянной винтовой лестницей, наполненном чучелами животных и легковесными бабочками, понятно, к чему приводит пламя. Огонь уничтожил 80% коллекции. Даже New York Times написал об этом происшествии как об «ударе кинжала, поразившем Париж в самое сердце». Но французы не из тех, кто готов расставаться со своим наследием. Для спасения лавки была мобилизована местная армейская часть. Министр культуры обратилась к музеям с просьбой предоставить старые витрины. Возродить достопримечательность де Брою помогли друзья и клиенты. Пьер-Алексис Дюма, глава Hermès, перечислил в фонд спасения Deyrolle часть выручки от продажи специальной серии платков, Пьер Ассулен и издательство Gallimard выпустили альбом, посвященный магазину, а полсотни художников, включая Яна Фабра и фотографов Нэн Голдин и Беттину Реймс, предоставили свои работы на благотворительный аукцион Christie’s. Одна француженка прислала 50 коробок с бабочками, а другой клиент вернул магазину голову буйвола, которую приобрел несколько месяцев назад. После ремонта этот ковчег стал выглядеть еще роскошнее и даже засветился в фильме Вуди Аллена «Полночь в Париже» как место проведения сюрреалистической свадьбы. Кстати, зарабатывает Deyrolle в основном тем, что предоставляет реквизит для фото- и киносъемок. На первый этаж из Пале-Руаяль переехал фирменный магазин Le Prince Jardinier.

В замке собственный эксперт по георгинам, здесь их более 240 сортов всех форм и расцветок

...Мы проходим по огороду в самый дальний угол, где американские стажеры, прикрывшись от солнца шляпами с фирменным знаком дома, подстригают побеги рядом с совсем уж неожиданными мягкими диванами. С искусственного холма хорошо видны окрестности. Замок окружен виноградниками, здесь производят собственное вино. За огородом — новый проект де Броя, сад с георгинами. Здесь ими занимается собственный эксперт, который уже собрал более 240 сортов. Почему георгины и помидоры? Оказывается, они напоминают хозяину о дальних странствиях. Что лучше, чем цветок, способно воскресить гений места? Разве что вкус продукта. Банки с помидорами стоят на столе в саду, точно такие же — на полках внутри самого здания, там, где за круглым столом можно расположиться с вилкой и ножом. За стойкой колдует кухарка, иначе не назовешь эту добрую женщину, которая выгружает корзины с овощами и заботливо спрашивает, не приготовить ли вам киш, или салат, или что другое.

Луи Альбер де Брой в замке Бурдезьер среди своих любимых томатов

Садимся напротив кухонной стойки, болтаем, спрашиваем названия трав и начинаем понимать, что всемогущий Принц-Садовник — просто маленький мальчик, который не забыл, как когда-то в компании с работавшей у родителей кухаркой ходил рано утром в огород в родовом замке в Нормандии. Как приносил еще мокрые от росы овощи и ждал у кухонной стойки, что же из них приготовят.

Набор садовых инструментов Le Prince Jardinier — отличный подарок для джентльмена-садовника

Из кухни-столовой просматривается магазин, скорее похожий на еще одно помещение замка, где хранится садовая утварь и одежда, которой марка Le Prince Jardinier прославилась еще тогда, когда бутик находился не в Deyrolle, а в Пале-Руаяль. Вспомнив про этот тоже уцелевший от окружающей сутолоки уголок Парижа, понимаешь, что между ним и замком Бурдезьер общего. «Все это прекрасно и говорит о добротной замковой жизни и ленивом и умном существовании человека хорошего происхождения», — Флобер написал эти строки об одном из соседних c Бурдезьер замке, но так, будто имел в виду эти тени под деревьями старинного парка, эти элегантные холщовые куртки, эти пахнущие солнцем овощи и запахи из кухни, эти замыслы, способные из копания в земле сделать светское занятие.

А ты уже подписался на The Rake? В нашей рассылке — лучшие материалы сайта, актуальные новости и эксклюзивные предложения для подписчиков.