От Месье к Джентльмену
Один из великих французских кутюрье Юбер де Живанши ушел на 91-м году жизни. Прошлым летом наш автор присутствовала на открытии его выставки в Кале

На пресс-конференции в Музее кружева и моды города Кале Юбер де Живанши, которому исполнилось в 2017 году 90 лет и который, как и предыдущие примерно 70, выглядит элегантно и вне всяких клише «хорошего вкуса» (на нем светло-голубые джинсы и бежевый пиджак) отвечает на вопрос, повлиял ли его собственный стиль на ту моду, которую он создавал. Я задаю его, зная, что Живанши ответит «нет», но мне интересно, не добавит ли он что-то именно о своем персональном стиле, который все-таки был непосредственно связан с его модой. И он добавляет: «Я одевался, как все одевались в моей семье, как одевался мой отец».

В Кале показывают выставку, посвященную haute couture Юбера де Живанши, на ней 80 нарядов и аксессуаров к ним. От знаменитого комплекта (белая хлопковая блуза «Беттина» с воланами, песочная льняная юбка) из первой коллекции весна-лето — 1952 к ряду образов, созданных им для выдающихся светских женщин: черное пальто, в котором герцогиня Виндзорская шла в 1972 году за гробом своего мужа, несостоявшегося английского короля Эдуарда VIII, или кремовое атласное платье с расшитым цветами лифом, в котором Жаклин Кеннеди появилась рядом с президентом де Голлем в 1961 году в Париже. Через его наряды для знаменитых фильмов Одри Хепберн 60-х годов — непременное черное платье в пол из «Завтрака у Тиффани», черные же кружева из «Как украсть миллион» — к изумительным поздним вещам из последних коллекций 90-х годов, выглядящим неожиданно легко и абсолютно современно, как, например, плиссированное платье цвета слоновой кости (весна-лето — 1995) с лифом в виде звезды. Но среди этих нарядов, придуманных для женщин, собирается и реконструируется во всей полноте и собственный образ Юбера де Живанши.


Тут везде развешаны фотографии — вот Живанши и Одри в 60-е, молодые, идут по улице совсем рядом с его бутиком, она в двубортном брючном костюме, белой водолазке и темных очках, он в темном костюме с черным галстуком, вот они, уже старше, в 70-е, идут в утреннем тумане по набережной Сены, она в тренче с поднятым воротником, он в темном костюме, седеющие уже густые волосы привычно зачесаны назад. Вот Юбер гуляет в своем поместье с собакой — белые брюки, голубая рубашка с коротким рукавом и голубые топ-сайдеры на босу ногу, вот он, уже стареющий, позирует в смокинге. И везде он безупречен самым непредставимым образом — и таким же образом естественен. Сейчас бы это назвали easy chic, но Живанши, конечно, никогда не нуждался ни в эпитете easy, ни даже в самом слове chic — это было для него совершенно органично, «как все одевались в моей семье». И тут становится понятно, что в элегантности Юбера де Живанши есть что-то сверх французского стиля, даже самого идеального.

В специальном пространстве на выставке были представлены и самые знаменитые ароматы за всю историю дома Givenchy — L’Interdit (Франсис Фаброн, 1957), Gentleman (Поль Леже, 1975), Amarige (Доменик Ропьон, 1991 год). Однако Gentleman не был первым мужским ароматом Givenchy — в 1959 году вышел Eau de Vetyver и тогда же Monsieur de Givenchy. Через 15 лет Живанши (а он принимал живейшее участие в создании ароматов) пришел от «Месье» к «Джентльмену» — и это был весьма символический путь. Такое же движение заметно в его манере одеваться, в его общем стилистическом развитии от легкого французского франтовства к выверенному британскому дендизму. Он никогда не переставал быть тем самым «идеальным французом», но постепенно приобретал космополитичную свободу с отчетливым англосаксонским акцентом. Становился джентльменом, всегда оставаясь месье.

Подпишитесь, чтобы еженедельно получать лучшие материалы The Rake