Орднунг по-неаполитански
Решив представить под своей маркой готовую одежду уровня bespoke, Ферутдин Закиров обратился в одно из лучших неаполитанских ателье – Sartoria Sabino

Когда в начале 2000-х Ферутдин Закиров приехал в Неаполь и зашел в магазин Caccioppoli, снабжающий тканями большинство местных портных, он договорился с владельцем, что будет покупать у него ткани в обмен на адреса клиентов магазина. Это было задолго до того, как портные стали активно гастролировать и превратились в звезд Инстаграма, приходилось прилагать усилия, чтобы отыскать среди них лучших. Ферутдин обошел десятки мастерских, заказывая вещи, выбирая и сравнивая.

За эти годы он наряду с уважением к местной портновской традиции выработал к ней и довольно критичное отношение: «Они уникальные, но у неаполитанцев, как у южан, есть характерные черты – это необязательность и авантюризм. Бизнес с ними трудно выстроить». Но одно ателье в Казальнуово, главном портновском пригороде Неаполя, ему приглянулось. Что любопытно, оно почти безвестное по современным меркам: обшивает в основном клиентов из США и Ближнего Востока. Этим объясняется их сдержанный стиль, без нарочитых складок по окату рукава и лихих лацканов. Но главное – тут необычайный порядок: помещение наполнено естественным светом, между столами легко пройти, и они не завалены личными вещами. Полсотни сотрудников трудятся сосредоточенно. «Они для Неаполя словно немцы: очень исполнительные, работают хорошо, чисто и серьезно относятся к бизнесу», – объясняет свой выбор Ферутдин.

Его идея состояла в том, чтобы помимо вещей, изготовленных индустриально, представить в новой марке также линию Ferutdin Zakirov Napoli портновского качества. И вот тут начались сложности. Ферутдину требовались модели в стандартном размерном ряду. Ателье же привыкло работать с конкретным клиентом и вообще строго придерживается консервативных портновских правил. Тут не используют крафтовые лекала – они выполнены на холщовой ткани. После того как полочку соединили с прикладом с помощью сотен ручных стежков, именуемых «баститура», и придали ей объем под утюгом, дальнейшая коррекция и наметка линий сборки происходит с помощью тканевого лекала, которое в точности повторяет очертания объемной детали – от бумаги такого не добьешься. «В готовой одежде сложнее достичь правильной посадки и стандарта, особенно начиная с 52–54 размера и выше. Это не означает, что все параметры можно соответственно увеличить на 10%, это просто совершенно другие пропорции и лекала», – комментирует Ферутдин, который заставлял ателье дорабатывать лекала в течение года.

Микеле приносит мне макетный образец пиджака из следующей коллекции. Без подкладки, невесомый, как сорочка, обработанный косыми бейками внутри, с закрепками на карманах, подшитый руками (машиной здесь делают только самые большие швы: два на рукавах, боковые и на спинке) – пиджак безупречен. Микеле ждет от меня одобрения – явно это уже не первый прототип. Я делаю комплимент, конечно, но главное – одобрит ли его Ферутдин?

фото: Анастасия Хавжу
Подпишитесь, чтобы еженедельно получать лучшие материалы The Rake