Непобедимый Антей
Antaeus Pour Homme — аромат, созданный домом Chanel без малого 40 лет назад, не только не устарел, но и оказался в новом авангарде. Мы детально изучили аромат в химической лаборатории
Матвей Юдов

Современное многообразие ароматов, в том числе мужских, может легко испугать. Покупатель часто находится между Сциллой люксовых ароматов — бесконечных копий хитов продаж, мало отличимых друг от друга и эксплуатирующих парочку модных тенденций (успехи «люкса» неизбежно копирует и масс-маркетовый сегмент) и Харибдой так называемой нишевой и артизанальной парфюмерии. Порой слишком странная и неоправданно дорогая, она нередко откровенно слаба в техническом плане, что ее создатели пытаются оправдать авторским видением. Но как найти действительно хороший аромат, не разорившись?

Мода, в том числе и на парфюмерию, циклична, поэтому есть большая вероятность найти среди хорошо забытого то, что по сути будет даже несколько опережать наше время

Если мы мысленно перенесемся на 30 лет назад, то попадем в эпоху господства пряных древесных мужских ароматов, классических, строгих и элегантных, с традиционной для французского стиля пирамидальной структурой (то есть выраженной трехчастной формой: стартом, или «верхними нотами», «сердцем» — центральной смыслообразующей частью аромата и «базой», составленной из самых тяжелых, долгоиграющих материалов). Чаще всего это были шипры с обязательным цитрусовым началом и древесно-землистым дубовым мхом в базе, либо близкие по строению фужеры, чуть более мылкие и гигиенические, играющие на противопоставлении «лаванда — бобы тонка».

Один из ярких примеров такого аромата — созданный в 1981 году Chanel Antaeus, второй после Chanel Pour Monsieur аромат для мужчин, выпущенный этим модным домом. Его можно назвать классическим пряным шипром. Самой шипровой идее на тот момент по самым скромным подсчетам было более 60 лет, поэтому парфюмерами она была исследована вдоль и поперек. Шипры были какие угодно: древесные, пряные, цветочные, зеленые, альдегидные, фруктовые, кожаные. Менялись детали и нюансы, но основа оставалась практически неизменной. Заслуга Жака Польжа, парфюмера, создавшего этот аромат, в первую очередь в том, что он достиг некого экстремума, технического предела, подвел своеобразную черту в этом жанре. В историю Antaeus вошел как один из самых ярких и запоминающихся ароматов того времени.

Считается, что название Antaeus Жак Вертхаймер, тогдашний владелец Parfums Chanel, для своего нового аромата выбрал после встречи с Дэниелом Халперном, известным поэтом, основателем и президентом независимого издательства Ecco Press, издававшим с 1970-го по 1994 год весьма популярный и влиятельный литературный журнал с аналогичным названием.

Дать аромату имя мифического гиганта казалось очень символичным — он ведь должен был передать силу, мощь и магнетизм

Давайте посмотрим, как Жак Польж добивался этого эффекта. Antaeus стартует с традиционного для шипров цитрусового аккорда, бодрого и жизнеутверждающего, главная роль тут предсказуемо отведена бергамоту — пожалуй, самому многогранному в плане аромата цитрусу. В бергамоте легко различимы нежные цветочные аспекты — поэтому он так хорош для композиций, включающих выраженные флористические ноты. Ему составляют компанию амальфийский лимон (возможно, лучший в своем роде) и лайм, придающий цитрусовой грани аромата, с одной стороны, некоторую леденцовость, а с другой — терпкость и смолистость. Цветочный центр композиции выстроен на сочетании розы и жасмина, контраст создается тут при помощи пряно-ароматического комплекса, в первую очередь это шалфей (компонент, более характерный для фужеров) и кориандр. Древесная база, помимо обязательного дубового мха, включает в себя пачули, прекрасно рифмующиеся с розой, бальзамический лабданум (тоже, по сути, обязательный для шипров ингредиент), абсолют пчелиного воска и сандал, за счет своей сливочной тональности несколько скругляющий и смягчающий общий довольно брутальный эффект.

Важная отличительная особенность аромата — кожаный анималистический аспект, который можно проследить в нем от начала до самого конца

Ключевым ингредиентом, ответственным за этот эффект, в Antaeus является кастореум, или бобровая струя — один из немногих материалов животного происхождения, использующихся в парфюмерии. Стоит отметить, что на сегодняшний момент натуральный кастореум используется не так часто, к тому же существуют синтетические базы-реконструкции весьма убедительного качества. Кастореум при сильном разбавлении обладает теплым, притягательным сладковатым запахом, напоминающим кожаный, с дымными аспектами дегтя и ветивера. В старте аромата кастореум усилен камфорно-пряным миртом и эфирным маслом чабреца, чей специфический —благодаря высокому содержанию тимола — фенольный пряно-травяной запах с небольшим медицинским оттенком удачно обыгрывает кожаную тему.

Тема кожи, конечно же, на тот момент была не нова, даже среди ароматов Chanel имеется Chanel Cuir de Russie (1924), «русская кожа», аромат, построенный вокруг ноты дегтя. Сочетание «деготь-кастореум» можно наблюдать и в классическом Knize Ten, созданном чуть менее ста лет назад (его непросто найти, но он выпускается по сей день), или, например, в Robert Piguet Bandit (1944), культовом аромате Жермен Селье. Что касается выраженных животных нот в парфюмерии, то начало 80-х годов — это время, когда мы можем наблюдать их в явном виде в последний раз. После долгих лет засилья свежести, озона, воды и гигиенических мыльно-прачечных аккордов тяжелые анималистические ароматы вернулись лишь в виде уда (аквиларии, агарового дерева), материала с тяжелым древесно-анималистическим запахом, весьма популярным сейчас в композициях на восточную тему. В тот же 1981 год появился YSL Kouros, созданный Пьером Бурдоном — один из самых животных ароматов, в котором в фужерную конструкцию включен смелый аккорд на основе цибетина — материала, в чистом виде обладающего практически фекальным запахом. Kouros выпускается и в наше время, однако он претерпел ряд модификаций и стал гораздо более политкорректным. Разного рода фланкеры, вариации с различными постфиксами вроде Kouros Energizing и Kouros Silver, не имеют к своему прародителю, по сути, никакого отношения.

Пожалуй, именно этот теплый животный кожаный аспект позволяет поставить Antaeus поблизости с нынешними удовыми ароматами — и на мой взгляд, он будет куда интереснее и ярче большинства из них. Самое приятное, что Antaeus можно найти в любом крупном магазине по осмысленной цене, а современная его версия почти так же хороша, как и 36 лет назад.

фото: Анастасия Хавжу
Подпишитесь, чтобы еженедельно получать лучшие материалы The Rake