Наследники Партенопеи
Фотограф Карл-Эдвин Гуэрре побывал в трех неаполитанских сарториях, а мы расспросили портных об особенностях их стиля
Дмитрий Черников

Ettore de Cesare

Каждое утро Этторе де Чезаре — младший, облачившись в пиджак и галстук, идет в мастерскую на площади Ванвителли, в точности как его дед, мастер-портной с тем же именем, ходил в мастерскую на площади Карла III. Прежде чем открыть собственное ателье, Чезаре-старший работал с семьей Рубиначчи и обшивал неаполитанскую элиту. Чезаре-младший — не портной, хотя все детство провел в мастерской деда. Утонченный стиль и умение управлять производством перешли к нему с генами. Технология здесь не менялась с 1960-х годов, машинной работы минимум. Благодаря целеустремленности деда ателье пережило кризис 1980-х, когда готовая одежда почти вытеснила портных с рынка, а уже в конце 90-х внук начал летать с транк-шоу на Тайвань, в Нью-Йорк, ОАЭ и Северную Европу.

Раскрой строгого серого костюма с яркой подкладкой из шелкового платка

Фирменное изделие ателье — двубортный смокинг с «открытым плечом»: так в Неаполе называют шов верха проймы вразутюжку, который дарит пиджаку аккуратный вид без гротскного «водопада» рубашечного плеча. Двубортные костюмы предпочитает и сам Этторе.

Чезаре-младший с раннего детства смотрел за работой в ателье деда — и унаследовал талант стильно одеваться и выбирать ткани

Любимые ткани Чезаре — плотные английские Holland & Sherry и Fox Brothers и деликатный кашемир Loro Piana. MTM здесь нет, 10 мастеров-портных шьют до 60 bespoke-костюмов в месяц.

Финальный этап обработки полочки — кромка для укрепления края приутюживается к бортовой прокладке

К мастерам приходят не только за классикой: один из клиентов заказал на лето к льняному пиджаку жилет из той же ткани на молнии, застегивающейся до ворота. Неаполитанцы, не страдающие от лишней скромности, заказывают смокинги в крупную клетку тартан с атласными лацканами и деловые костюмы в широкую меловую полоску.

«Для меня самый большой восторг — осознавать, что вещи с моим ярлычком будут носить в другой части света», — с энтузиазмом комментирует Этторе.

Sartoria Grassia

Тридцатилетний Лука — представитель третьего поколения портновской фамилии Грассиа — работает совместно с младшим братом Сальваторе и другими членами семьи. Полтора десятка человек по-прежнему трудятся не в центре Неаполя, а в его пригороде Казандрино. Своей четырехлетней дочери Лука тоже прочит карьеру портнихи.

Первый опыт Лука получил в мастерских Cesare Attolini и Antonio Panico — и позаимствовал их ноу-хау. Сегодня он говорит, что стремится создать новый стиль, в котором бы сочетались его молодой взгляд и ремесленная традиция прошлого. Свои костюмы он делает из любимой в Неаполе оливково-красной шерсти «соларо» и винтажных тканей в крупный рисунок, а для black tie предпочтение отдает бархату. Самого Грассиа ничуть не смущает рассекать по Кьяйе в электрически-синем пиджаке от смокинга с острыми лацканами в сочетании с серыми брюками и дерби без носков.

Пиджак из буклированной ткани в крупную клетку «принц Уэльский» в винтажном стиле

Пиджак Sartoria Grassia — типично неаполитанский, с мягким «рубашечным» плечом spalla camicia, карманами асимметричной формы пиньята («горшочек» с итальянского) и нагрудным карманом баркетта (в переводе — «лодочка»). Лацканы чуть расширены, а полочки лихо расходятся книзу «песочными часами». Ручная работа очевидна и придется по вкусу поклонникам элегантной небрежности.

Финиширование корсажа брюк — с «юбочкой» для удобства посадки и ярлыком бренда, пришитым вручную

Лука — не только лауреат премии «юный маэстро» от Национальной академии портных Италии, но и большая звезда в Японии. Универмаг Isetan приглашает его на регулярные транк-шоу, а модники гоняются за RTW-продукцией ручной работы, представленной в люксовых мультибрендах.

Alfredo Rifugio

Альфредо Рифуджо — легендарное в Неаполе имя. Мастер, начавший шить в 13 лет, проработал более полувека и продолжает возглавлять собственное ателье. По рекомендации пилота Папы Римского Иоанна Павла II понтифику в 1993 году здесь сшили куртку для зимних прогулок и лыжного спорта. Исполнение заказа заняло всего десять дней. Альфредо получил титул «короля кожаных изделий», и сегодня его дело продолжает наследник Альфонсо.

Куртки из замши, наппы, шкуры оленя или экзотической кожи здесь создаются вручную одиннадцатью мастерами. Объемы для ателье немаленькие — 4–5 кожаных курток в день, но часть идет на продажу в сегменте ready-to-wear, в том числе под марками крупнейших люксовых брендов. Шкуры поставляют с дубилен города Солофра, расположенного к востоку от Помпей. По спецзаказу для Рифуджо кожу отбирают по весу, толщине и окраске. При крое мастера иногда комбинируют разные виды кож, что позволяет избежать потерь материала.

В ателье преобладает стиль курток-сафари с крупными накладными карманами, но также делают «пиджаки-рубашки», бомберы и даже деловую классику

Каждому этапу уделяют особое внимание: кроятся все детали вручную, а затем собираются двумя тысячами стежков. Работают на производстве в основном женщины, хотя ручное шитье кожи требует недюжинной силы (и обязательной защиты наперстком). Финиширование вроде ручных петель и вспушной строчки — тоже, разумеется, делают вручную.

Хит последних сезонов — бесподкладочный летний bespoke-пиджак из замши. Самая легкая замша в ателье весит 190 г/м2, что меньше веса летней костюмной шерсти. На зиму предлагают куртки, подбитые ягненком и норкой.

Подпишитесь, чтобы еженедельно получать лучшие материалы The Rake