Нана — любовь хулигана
Некрасивый, харизматичный, талантливый и склонный к саморазрушению Серж Генсбур души не чаял в своей верной Нане и не носил носков

Собаки умеют быть обаятельными. А вот чем брал хозяин? Спросите у Джейн Биркин. Или у Брижит Бардо. Или у Катрин Денёв. Или у Ванессы Паради. Или у сонма других, не столь знаменитых красоток, их у него бывало штук по пять за сутки. Женщины мигом теряли голову от носатого, лопоухого, некрасивого, нечесаного, небритого, грязного, вечно пьяного Сержа Генсбура.

Он выделялся даже в среде тяготеющей к саморазрушению богемы — вся его жизнь была медленным и публичным самоубийством. Но как Серж Генсбур сумел протянуть целых 62 года — просто уму непостижимо! Может, российские гены помогли — он ведь был из наших, дитя эмигрантов. Генсбур курил крепчайшие «Житан», пил не просыхая, ему не мешали ни сердечные приступы, ни диабет, ни даже хирургическое расставание с частью погибающей печени. Ну и женщины, конечно, — их было невообразимо много, что тоже не очень полезно.

Между прочим, с дамами сердца, даже с любимыми вроде Биркин, он не церемонился — они от него и по физиономии могли схлопотать, попавшись под нетрезвую руку. Он успешно эпатировал почтенную публику — например, намекал на интим с собственной дочерью Шарлоттой. Да и многие его песни были, мягко говоря, слишком уж смелыми даже для эпохи сексуальной революции — взять хоть самую известную, Je t’aime, moi non plus… В общем, это был человек-скандал. Правда, французскую общественность, похоже, больше прочего шокировал тот факт, что Генсбур еще и носков не носил. А это уже ни в какие ворота не лезет.

Но он еще и работал, причем много! Он был больше чем просто шансонье: поэт, композитор, автор и исполнитель песен, актер, кинорежиссер, сценарист… Генсбур был чрезвычайно талантлив и свой талант умудрился не пропить, хоть и очень старался. Но в 1991 году очередной сердечный приступ все-таки свел его в могилу.

Ну а собака… Его собака, Нана, умерла гораздо раньше. Ей было всего пять, когда ее унесла болезнь алкоголиков — Нана скончалась от цирроза печени. Возможно, хозяин сумел споить и собаку. С него станется, его любовь убивала. А свою Нану он, безусловно, любил — говорят, о ней он горевал куда сильнее, чем об усопшем отце.

Когда-то щенка бультерьера подарила Генсбуру самая долгоиграющая женщина его жизни, актриса и певица Джейн Биркин. Это был идеальный выбор! Крошечные глазки, пасть крокодила, намек на циничную усмешку — сам Генсбур говорил, что рядом с Наной он чувствует себя просто красавцем. Да, по части внешности бультерьеру так же далеко до, например, великолепной борзой, как самому Генсбуру — до юного Алена Делона. Но куда деть сокрушительное обаяние — им обладали и хозяин, и его собака. Да и все бультерьеры на свете. После жестоких 90-х репутация этой породы оказалась подмоченной, мы культивировали злобных булей, хотя вообще-то агрессия для этих собак — порок. На самом-то деле никакие они не бойцовские псы, а милые и забавные существа, известные своим веселым нравом, жизнерадостностью, интеллигентностью. Они очаровательны и только прикидываются смесью белой крысы с аллигатором. А еще они очень, очень верные. Вот в этом Нана и ее ветреный Генсбур были катастрофически непохожи.

Подпишитесь, чтобы еженедельно получать лучшие материалы The Rake