Мягкая сила Джулианны Мур
В эксклюзивном интервью The Rake актриса рассуждает о силе, власти и иерархии в отношениях

Кафе Cluny — идеальное место для интервью. Бистро на углу нью-йоркской Вест-Виллидж, недалеко от Восьмой авеню — довольно оживленное заведение, наполненное звоном столовых приборов, хохотом и сплетнями хорошо пообедавших гламурных див. Возможно, именно поэтому Джулианна Мур выбрала это место для разговора — здесь легко слиться с публикой. Ее очаровательный (хоть и грозный) агент сказал, что это любимое местечко Джулианны, и — учитывая ее карикатурное изображение на стене — он, очевидно, не шутил.

Как истинный сын офицера кавалерии, я явился пораньше и занял свое место за столиком — в надежде, что у меня есть еще минут пятнадцать на подготовку. Но сосредоточиться и заготовить пару милых острот, дабы разговор проходил гладко и без неловких пауз, мне не удалось: Джулианна, тоже дочь офицера, приехала через пять минут после того, как я уселся за столик, и мне пришлось начать разговор в своей неуклюжей британской манере. Мур была лучше подготовлена к нью-йоркским погодным условиям, чем я, — и пришла в толстой утепленной куртке, потрепанной и явно очень любимой шапочке-бини, шарфе и темных очках, имеющих целью обеспечить ее инкогнито. Она снимала все перечисленное одно за другим, являя свою прерафаэлитскую красоту и знакомую улыбку, которая в жизни такая же умиротворяющая, как на экране.

Белая хлопковая рубашка с вертикальными складками Emma Willis; черные шерстяные брюки с завышенной талией, Saint Laurent. Браслет Fairmined из желтого золота, коллекция Palme Verte, Chopard. Кольца с бриллиантами — собственность Джулианны Мур

В юные годы Джулианна вела, мягко говоря, кочевой образ жизни. Ее отец был военным прокурором — и их странствия были продиктованы его назначениями в крупные города по всей территории США, в связи с чем она сменила множество школ. Мать Мур, шотландка, была психологом и, очевидно, оказала глубокое влияние на жизнь дочери: после ее смерти, в 2013 году, Мур написала посвященную ей книгу под названием «Моя мама — иностранка, но не для меня». «Родители были потрясающими, так как оба занимались бихевиористикой, а это всегда о том, кто есть кто и почему он что-то сделал, — говорит Мур. — Думаю, родители были всегда открыты для новых впечатлений. Они много переезжали, а это потенциал для перемен, хотя и не очень просто для ребенка. Но если знаешь, что все не навсегда, понимаешь и то, что все можно изменить».

«Я не люблю играть, не люблю выступать на публике, танцевать и петь...»

К актерству Мур привело чтение, которое также способствовало свободному и вдумчивому использованию английского языка. Она рассказывает: «Я много читаю с самого детства. Когда постоянно переезжаешь, чтение избавляет от одиночества, книга в такой ситуации — лучший компаньон. Я всегда любила язык — и никогда не подходила к актерской игре как к действию. Я не люблю играть, не люблю выступать на публике, не люблю танцевать или петь, все это для меня некомфортно. Но в какой-то момент я поняла, что, играя, как будто нахожусь внутри самой истории — как при чтении книги, — что показалось мне очень знакомым».

В 1983 году Мур окончила театральный факультет Бостонского университета. Первые годы она играла в бродвейском театре и в мыльных операх. В 1990 году нью-йоркский театральный режиссер Андре Грегори взял Мур под свое крыло и дал ей роль в чеховском «Дяде Ване». «Этот спектакль был самым значительным актерским опытом в моей жизни. Здесь я научилась большему, чем в каких-либо других постановках, — настоящему вживанию в роль», — признается актриса.

Кремовый кашемировый джемпер с круглым вырезом, Anderson & Sheppard; коричневые льняные брюки в клетку глен, Brunello Cucinelli; кремовая войлочная шляпа из пухового фетра (кролик) Hampstead, Lock & Co. Hatters

Впоследствии постановка стала полнометражным фильмом «Ваня с 42-й улицы», в котором режиссер Луи Маль задокументировал репетиционный процесс. Другими кинопостановками, которые обратили внимание публики и критиков на Джулианну, были «Короткие истории» (1993) Роберта Олтмена, где обнажалась сущность семейной жизни во время ссоры героини Мур с мужем, «Спасение» (1995) Тодда Хейнса, нуар-триллер о женщине, страдающей странным недомоганием, и «Девять месяцев» (1995), романтическая комедия с секс-символом тех лет Хью Грантом.

Мур говорит о пришедшем признании, ознаменованном публикацией о ней в Vogue: «Я подумала — что происходит? Из актрисы, которую не воспринимали всерьез, я стала вдруг выдающимся деятелем искусств, „великой“». Стоит отдать ей должное, у Мур никогда не было репутации человека, ищущего внимания. Ее личная жизнь оставалась личной и никогда не становилась предметом сплетен для бульварных изданий. Мур часто повторяет в интервью, что старается проводить в разъездах, вдали от семьи, как можно меньше времени. «Я внимательно отношусь к тому, что делаю, и очень четко расставляю приоритеты в работе — но еще я всегда хотела, чтобы моя жизнь была только моей, и поэтому никогда не мечтала однажды стать большой-большой звездой».

«Я все еще думаю про себя: а что если бы я была врачом?»

Поворотной точкой в карьере Джулианны стал фильм «Ночи в стиле буги» (1997), который принес ей первую из пяти номинаций на «Оскар». «Я получила свою первую номинацию на „Оскар“, когда родился мой сын, и была просто в восторге. Эта комбинация событий оказалась настолько ошеломительной и волшебной, что я подумала: „Боже мой, я получила признание, у меня есть чудесный мальчик — это ведь то, чего я всегда хотела“».

В «Ночах в стиле буги» Пола Томаса Андерсона, повествующих о том, как люди находят семью, даже будучи социальными изгоями, показан мир порноиндустрии 1970-х — Джулианна играет «мать» этой группки людей, порноактрису Мэгги. О своем участии в проекте Мур говорит: «Некоторые сценарии просто сражают на месте, и про этот я сразу подумала: „С ума сойти, это фантастика“. Я была первой, кто решился участвовать в проекте; было ясно — этот парень знает, что делает».

Черный шерстяной двубортный костюм Ralph Lauren Purple Label; черные кожаные туфли-лодочки, Christian Louboutin; кольцо Fairmined из желтого золота, коллекция Palme Verte, Chopard

За довольно короткий период наряду с участием в крупнобюджетных проектах, таких как «Парк юрского периода: Затерянный мир», Мур играет важную роль в «Большом Лебовски» и еще одном шедевре Андерсона «Магнолия». К новому тысячелетию актриса, у которой каких-то семь лет назад не было значительных ролей, успела поработать со всеми, от Спилберга и Энтони Хопкинса до Сильвестра Сталлоне.

«Я не хочу чувствовать себя сильной в отношениях с людьми»

Здесь, думается, самое место для антракта — хочется поразмышлять о Джулианне как образце для подражания. Примечательно, что она никогда не играла героинь, которые являются лишь приложением к мужчине. Этот принцип не ограничивается работой и распространяется на жизнь в целом. Я спросил ее, чувствует ли она себя сильной женщиной и использует ли это качество. Джулианна мне на это ответила: «Знаете, вопрос о силе всплывает очень часто — и я понимаю, как может сложиться ощущение, что у тебя есть личный авторитет. Но сила, власть означают иерархию — так почему я должна чувствовать себя сильной? Думаю, это будет означать, что я считаю себя выше кого-либо другого, а мне это не нужно, я хочу чувствовать, что мы все равны. Я не хочу чувствовать себя сильной в отношениях с людьми — и тем более в сексуальных отношениях. Что интересно, многие спрашивают меня, чего я как мать хочу для своей дочери — но ведь я хочу того же и для своего сына, не оставляйте его в стороне! Не спрашивайте меня только о дочери — о сыне я забочусь не меньше. Я хочу быть уверена, что у них обоих будут равные возможности, преимущества и образование, — я хочу этого для всех нас».

Белый шерстяной двубортный костюм, Stella McCartney; кольцо Fairmined из желтого золота, коллекция Palme Verte, Chopard; кольцо между пальцев Perlée couleurs, желтое золото, бриллиант, малахит, Van Cleef & Arpels

В новом тысячелетии Мур получила три номинации на «Оскар»: первую в 2000 году за «Конец романа», а затем, что примечательно, еще две на одной и той же церемонии — как лучшая актриса и лучшая актриса второго плана за «Вдали от рая» и «Часы» (2002) соответственно. Том Форд, гений современной эры элегантности, выбрал Мур для своего дебютного фильма «Одинокий мужчина» (2009). Она играла Чарли, гламурную, но сломленную внутри лучшую подругу Джорджа, героя Колина Фёрта. В плане эстетики Форд не идет на компромиссы — он искал дуэт, который стал бы эталоном элегантного старения. Персонажи Чарли и Джорджа ни в коем случае не «отжили свое», но представление о женщинах старше сорока, столь же прекрасных, как и двадцатилетние, было весьма смелой идеей, и выбор Джулианны оказался идеальным. Вот как она отзывается о Форде: «Том — очаровательная, нежная, прекрасная душа, он невероятно чуткий, сопереживающий, терпеливый. Мне очень нравилось сотрудничать с ним; мы прекрасно сработались. Любой, кто снимает фильмы об отношениях — о том, кого вы любите и с кем дружите, — близок мне».

Фото: Ричард Фиббс. Стиль: Грейс Гилфезер
Подпишитесь, чтобы еженедельно получать лучшие материалы The Rake