Mannina. Мастерство бессмертно
Ателье флорентийского обувщика Калоджеро Маннины стало известным благодаря японцам, и во многом их стараниями сегодня сохраняется традиция его мастерства
Калоджеро Маннина за работой

Mannina — не самое известное обувное ателье Флоренции. В тот вечер, когда я случайно набрел на него, в маленькой мастерской из полутора комнат работали двое японцев, и я разговорился с мастерами. Эрико Отани, отвечающая за снятие мерок, эскизы и финиширование пары, рассказала об истории мастерской.

Калоджеро Маннина родился на Сицилии, а во Флоренции начал работать в 1953 году. Возможно, он так и остался бы одним из многих обувщиков, известных лишь в своем городе, если бы 80-х в его ателье не зашел японский исследователь моды Такэси Мацуяма, писавший книгу о ремесленниках Италии. Он порекомендовал мастера знаменитому универмагу Isetan, и Маннина быстро завоевал популярность в Японии. Он ездил с транк-шоу по Японии, Америке, Китаю и Германии. Поклонники таланта Калоджеро начали приезжать на обучение, но затем возвращались на родину и открывали свое дело. Сегодня около 40 % заказчиков — из Японии, еще 40 % — из США. Почти все прилетают на примерки лично.

Модельный ряд здесь начинается с невесомых лоферов и заканчивается тяжелыми ботинками с норвежским рантом

В 2014 году Маннины не стало. Теперь магазином управляют его жена Лизетта и сын Антонио. Производством руководят ученики Калоджеро Отани-сан и Джованни Лоренцо, есть также двое подмастерьев. Джованни рассказывает, что получил возможность учиться у Маннины, потому что мастер понял: итальянцы с меньшей вероятностью покинут его ателье ради собственного бизнеса. И он не ошибся.

Для каждой пары мастера создают индивидуальный эскиз и карту давления стопы заказчика

Чтобы создать колодку, здесь не просто снимают мерки. По особой технологии мастера создают «карту давления» стопы, которая наглядно демонстрирует все самые сложные точки. Большинству клиентов хватает одной промежуточной примерки, затем в туфли вносят правки, проводят финишную обработку и отправляют заказчику.

В технологии изготовления тоже есть свои ноу-хау. Одна из моделей, придуманных Эрико, — броги с закрытой шнуровкой и усложненной деталью берцев. Здесь кожа союзки сперва наслаивается на берцы, а затем, наоборот, уходит под них. Это незаметно издалека, но стоит приглядеться — и понимаешь, с какой ювелирной точностью исполнен этот узел. А конструкция новой замшевой модели фасона cap toe обеспечивает полную водонепроницаемость. Все подошвы здесь прикрыты дополнительным слоем кожи, закрывающим шов ранта. Можно заказать инициалы, сложенные из шляпок сапожных гвоздей, цветную подошву или профилактику Vibram.

Все швы, в том числе норвежские, делаются руками девушки-­мастера Эрико Отани

Меня поразили цены на bespoke: от €900 за пару конструкции blake, €1400 — за goodyear. Прочие флорентийские обувщики берут в два, а то и в три раза больше. При этом все операции, включая работу с рантом, тут выполняют вручную. В чем подвох? Джованни говорит, что это завещание Калоджеро: «Он не хотел делать обувь только для богачей, к нему приходили и простые люди. Маннина вообще не считал, что на вещи стоит тратить слишком много».

Маннина не хотел делать обувь только для богачей

Клиенты очень разные: одних приводят в мастерскую ортопедические проблемы, других — увлеченность модой или работа в шоу-бизнесе. Мне попались на глаза колодки известного голливудского комика, хозяина флорентийской энотеки и топ-менеджера швейцарской шоколадной фабрики. Ателье производит до 10–15 заказов в месяц.

Здесь не работают с неокрашенным крастом, кожу красят на французской дубильне. Предокрашенные варианты включают антик («состаренную» кожу), а в ателье делают ручное патинирование.

В Mannina можно приобрести и готовые туфли (примерно вдвое дешевле, чем bespoke), но каждая модель выполняется всего в одном размере без упрощения технологии. Производят всего 5–6 таких пар в месяц. Предлагают и промежуточный вариант MTO: вы выбираете кожу и детализацию, а модель делают по стандартной колодке вашего размера. Джованни и Эрико продолжают обучать новых мастеров, но не планируют превращать ателье в крупный бренд. «Калоджеро не с нами, но каждый день мы чувствуем, как он смотрит за нашей работой», — говорят его ученики.

А ты уже подписался на The Rake? В нашей рассылке — лучшие материалы сайта, актуальные новости и эксклюзивные предложения для подписчиков.