Leonard Logsdail. Мягкая выправка
Побывав в Нью-Йорке у Леонарда Логсдейла, The Rake выяснил, что «жесткость» мастера как в жизни, так и в стиле – оказалась иллюзией
Леонард Логсдейл за работой – сегодня, как и все последние 45 лет

Случайно найти ателье Леонарда Логсдейла в манхэттенском Мидтауне не получится. Надо войти в боковую дверь бизнес-центра, позвонить в домофон, по узкому коридору добраться до небольшого лифта и подняться на четвертый этаж – только тогда вас встретит приветливый Леонард-младший, сын портного и управляющий MTM-производством.

Сам мистер Логсдейл шьет только чистый bespoke с построением лекал под каждого клиента. Чтобы уловить тонкости американского стиля, перед поездкой я подробно изучил фотографии работ ателье и… не заметил ничего примечательного. Но все меняет живое прикосновение – костюмы Логсдейла оказались гораздо мягче, чем выглядят на фото. Прямое плечо, которое будто бы выполнено с применением жесткой набивки, на деле удивительно легкое – обязательные слои бортовки есть, но нет практически никакой ваты. Да и в целом «жесткость» стиля, будто бы унаследованная от английских мастеров (Леонард — урожденный британец, учился на Сэвил-Роу), оказывается иллюзией. Это, безусловно, не неаполитанские костюмы, но комфорт ношения здесь в приоритете.

Вопреки пресс-релизам, костюмы для фильма Скорсезе «Волк с Уолл-Стрит» шил не Армани, а Логсдейл

Закройщик и его клиенты обожают яркие подкладки. Здесь правило «строго снаружи, весело внутри» понимают буквально: одному заказчику достаются нанесенные на шелк вырезки из ковбойских журналов, другому – кадры фривольных итальянских комиксов, а третьему – серые леопарды на бирюзовом фоне – Леонард сам ходит в магазин Hermès в десяти кварталах по Мэдисон-Авеню и покупает на подкладку каждого пиджака по два больших платка, одного недостаточно. При этом здесь никто не гарантирует, что подкладка будет пришита вручную. «Я не заставляю своих портных увлекаться декоративностью или работать абсолютно идентично. Одни предпочитают делать это руками, другие – на машинке, у кого как лучше получается».

Хлопок Ventile защищает от воды не пропиткой, а особенным плетением

При создании лекал Логсдейл пользуется своим ноу-хау — для улучшения прилегания по талии добавляет вытачку на бочке, которой мне нигде видеть не доводилось. Кому-то может показаться, что это нарушает «чистоту» изделия, но вытачка уходит под рукав, а значит, видна только при поднятых вверх руках.

Когда Леонард увидел на столе детали «неправильного» английского силуэта, он взял ножницы и разрезал полочку пополам на глазах у своего закройщика

Один из закройщиков Логсдейла раз за разом кроил костюмы в стиле одного из ателье на Сэвил-Роу, где учился. Когда Леонард вновь увидел на столе детали этого силуэта, он взял свои ножницы, которыми кроит с 1971 года по сей день, и разрезал полочку пополам. Закройщик побледнел: «Но ведь… так делают в Лондоне», на что Логсдейл ответил: «Мы не в Лондоне». Но по общению не скажешь, что у Леонарда скверный характер. Его жесткие принципы работы залакированы слоем непревзойденной британской вежливости, а с давними коллегами он общается на равных. Шесть портных работает в мастерской Логсдейла, другие берут работу на дом, прямо как на той же Сэвил-Роу.

Кажется, здесь можно заказать абсолютно любую подкладку, кроме строгой

Логсдейл говорит, что с возрастом стал менее категоричным: «Чтобы зарабатывать пошивом, нужно мириться с предпочтениями заказчиков. Раньше я мечтал делать более заметные костюмы, но сегодня моя цель – исполнять мечты клиентов. Это не мой костюм, мне лишь доверили его сделать. Ну а для себя я предпочитаю синюю палитру, небольшой окат рукава, прилегающие грудь и спину. Вот и весь мой вкус».

Охотничья одежда хоть и не основная специализация Логсдейла, но удается ему особенно хорошо. Стоимость участия в охотничьих мероприятиях на Восточном побережье доходит до десятков тысяч долларов за уик-энд, так что участники могут пошить костюм в ателье с ценником около $7500. Для одного из них Леонард сшил сумасшедшее пальто-пыльник в пол, предназначенное для езды на лошади. Этот клиент – по происхождению, кстати, русский – работает в Америке врачом. Другие шедевры пошива для охотников, которые мне удалось увидеть в мастерской, – двухсторонние женские накидки из твида и бархата и мужские жилеты из хлопка Ventile, не пропускающего ни капли влаги, но при этом дышащего.

«За 35 лет жизни и работы здесь я и сам стал американцем»

Помимо этого, портной шьет костюмы для огромного количества голливудских фильмов. Особенно приятные воспоминания у него о работе с Томом Хэнксом и Дэнзелом Вашингтоном. Для фильма «Американский гангстер» пришлось сшить больше десяти одинаковых костюмов, чтобы в экшн-сценах их можно было рвать и пачкать. А история «Волка с Уолл-Стрит» Мартина Скорсезе хранит один малоизвестный факт: костюмы для фильма, вопреки пресс-релизам, шил не Армани, он был только дизайнером костюмов, а создавали их в этой же манхэттенской мастерской Логсдейла. Не обходится и без форс-мажоров: «Шить для киношников – дело нервное. Однажды пришлось сшить три костюма для Рассела Кроу и Колина Фаррелла всего за пять дней. Зато работу оплачивают по часам, даже время перелета в Лос-Анджелес!»

Деталь женской двухсторонней накидки из бархата и твида

Мне не дает покоя вопрос – каким портным считает себя Логсдейл, английским или американским? Ухмыльнувшись, выходец с Сэвил-Роу отвечает: «За 35 лет жизни и работы здесь я и сам стал американцем».

фото: Дмитрий Черников, пресс-служба Leonard Longsdail
Подпишитесь, чтобы еженедельно получать лучшие материалы The Rake