Квадратное уравнение
Платок – один из самых древних и распространенных аксессуаров, главную роль в эволюции которого сыграли насморк и нормы приличий.

Еще в XIV веке английский монарх Ричард II продемонстрировал класс, утерев нос не по обыкновению – рукавом, а с помощью куска ткани. Его примеру последовали приближенные, и всего-то через пару веков носовой платок распространился среди многих сословий. Иные источники уверяют, что некая знатная венецианка в XVI веке выкроила квадратный платок из чистого льна, оторочила его кружевом и вышла демонстрировать аксессуар в публичном саду, чем вызвала немало любопытства окружающих, и вскоре изобретение ее гениального ума достигло двора Генриха II в Париже. Хотя логичнее было бы предположить, что платок вместе с парфюмерией и прочими завоеваниями итальянской культуры прибыл во Францию вместе с Катериной Медичи. Однако доподлинно известно, что видный мыслитель и гуманист королева
Мария-Антуанетта высказала передовую для своего времени идею, что квадратный платок практичнее и красивее прочих, а Людовик XVI издал указ, уравнявший длину платка с его шириной. Занимаясь столь необходимыми изысканиями и нововведениями, монархи сами не заметили, как потеряли голову. В России, где в дворянской и купеческой среде в XVIII веке была широко распространена мода на нюхательный табак, на носовых платках не экономили. По описи, составленной в начале XIX века, в гардеробе графа Николая Петровича Шереметьева (1751–1809) числился 381 носовой платок, из них «...батистовых с разноцветными каемками – 112, батистовых маленьких – 2, полотняных больших без каемок – 84, таких же поменьше – 112, таких же небольших с синими каемочками – 24, с красными широкими каемочками – 8, с лиловыми – 6, с красными поуже – 18, с красными узкими – 6, клетчатых – 9».

С большой вероятностью часть их них была изготовлена существующей по сей день французской мануфактурой Simonnot-Godart («Симонно-Годар»). Основанная в Париже в 1787 году, она вплоть до Первой мировой войны снабжала платками с вышитыми фамильными гербами немало аристократов и коронованных особ в Европе и России. Рожденная накануне Великой французской революции, пережившая кровавый переворот в России, потерявшая множество преданных клиентов, семейная компания едва смогла оправиться после самого сокрушительного удара. По словам представителя девятого поколения семьи и нынешнего владельца Бенджамина Симонно, самым худшим временем для компании стала «коммунистическая французская революция» 1968 года, а также социалистическое правительство в 1981–2000-м годах. «Люди в этот период перестали думать о качестве, и все наши былые конкуренты – Dupont, Dubois, Tissage de Lavarnel – умирали один за другим. Когда я стал продавать платки в 1991 году, то оказался один в пустыне. Это было несколько унизительно. Все, даже моя семья, думали, что я сумасшедший, глупый и потерявший связь со временем человек».

Симонно выкупил компанию у своего дяди и занялся исключительно платками. Он воспроизвел лучшие архивные образцы и создал множество новых – из чистого льна, хлопка, шелка. Simonnot-Godart не использует метод набойки, только ручное ткачество. Более того, является единственной компанией в мире, которая производит платки с жаккардовыми рисунками. Кромки всех ее изделий подвернуты и прошиты вручную невидимым швом, в котором на каждый сантиметр приходится по четыре стежка. Слова Симонно о том,
что, по всей вероятности, они делают лучшие платки в мире, не являются преувеличением – это доказывают заказы от Hermès, Charvet, Turnbull & Asser, Knize, United Arrows, Bergdorf Goodman, Anderson & Sheppard, которые выполняет его мануфактура. В Москве платки этой марки представлены в St.James.

Использовать украшенный изящной мережкой хлопковый платок Simonnot-Godart в качестве носового – настоящее святотатство, хотя наш несентиментальный век не дает мужчине возможностей применить платок традиционным образом: для прощального взмаха на перроне или чтобы утереть слезы девушке. Одним словом, нам остается использовать его лишь в декоративных целях. Традиция класть платок в нагрудный карман, чтобы защитить от пыли и контакта с монетами, появилась в конце XIX века (до этого его носили в кармане брюк или жилета), когда начали распространяться костюмы-двойки. В 1920-е годы появились разные способы сложений аксессуара и произошло окончательное разделение на нагрудный и носовой платки. Однако последний уже в 1950-е годы был признан негигиеничным и в наши дни почти исчез под натиском одноразовых салфеток Kleenex. Впрочем, если бы компания знала, что уже во II веке в Китае в ходу были бумажные носовые платки, которые лучшие каллиграфы расписывали текстами эротических стихов, она смогла бы поднять привлекательность своих безликих салфеток в глазах мужчин. 

Правила сложения

The Rake отправился в галантерейный магазин Anderson & Sheppard в Лондоне, специалисты которого помогли составить подробный гид по видам сложений для нагрудных платков.

Корона. Более затейливое сложение, чем одинокий, как Монблан, сгиб уголком, который предпочитал Джон Кеннеди. Прост в исполнении с помощью однотонного хлопкового платка с жаккардовым атласным кантом. Эта форма универсальна и подходит практически к каждому костюму – от немного помятого летнего льна до фланели с меловой полоской. К тому же белый платок достаточно скромен, чтобы позволить джентльмену вставить в петлицу цветок без риска показаться слишком экстравагантным. 

Облако. Само воплощение простоты, это сложение, вероятно, самое популярное на Сэвил-роу. Незатейливое и спокойное, оно лучше всего реализует правило контрастных сочетаний: шелковое «облако» будет отлично смотреться с текстурными тканями вроде баратеи, твида, фланели и даже льна. Для «облака» лучше использовать платки с набивным рисунком вроде пейсли, икатов или орнаментов в духе 70-х. Облако образуется, если пропустить середину платка через сложенную кольцом ладонь, спрятать концы в карман и придать ему произвольную объемную форму.

Веер. В этом сложении главное – не переусердствовать, чтобы не вызвать в окружающих подозрение, будто вы учились складывать салфетки в ресторане. Настоящий «веер» должен выглядеть так, словно платок вырвался из кармана – спонтанно и немного беспорядочно. Для этого сложите его пополам, потом сложите еще раз – гармошкой шириной примерно в дюйм, вставьте один конец в карман, а верхушку расправьте, сделав складки нерегулярными.

Бабочка. Эта вариация сложения веером выглядит довольно обескураживающе, особенно если выбрать шелковый платок с контрастными полями или полосками. Но, как говорила великая Диана Вриланд, «немного дурновкусия – это как щепотка паприки. Нам всем это необходимо». Поэтому «бабочка» должна быть заметной, буквально выпархивать из кармана. Для этого соберите платок по центру, чтобы получилось что-то наподобие галстука-бабочки, сложите пополам и, вставив в карман, расправьте концы «крыльев». 

Роза. Это сложение – своего рода альтернатива бутоньерке, но и без нее смелость носить на груди розу могут позволить себе лишь те, у кого уже достаточно мужества, чтобы надеть твидовый пиджак терракотового оттенка в клетку «оконная рама» с контрастным желтым платком из шелка с кашемиром. Форма образуется путем долгих тренировок: центр сложенного пополам платка поворачивается несколько раз вокруг своей оси. Верх мастерства состоит в том, чтобы кромка оставалась не видна.

Ирис. Изобретение ателье Anderson & Sheppard, это сложение представляет собой гибрид более геометричной «короны» и объемного «облака» и действительно напоминает по форме цветок ириса. В нем одновременно есть тектоника и воздушность, на которую способны лишь гладкий шелк и тончайший кашемир. Благодаря свой нежности «ирис» лучше сочетается с более тяжелыми и текстурными тканями вроде донегольского и Харрис твида и клетчатых фланелей. Шелковый платок на костюме из шерсти Super 200 выглядит слишком уж рафинированно.

Лилия. Определенно, это сложение – не для малодушных мужчин. «Лилия» лучше всего получается с помощью платка с мелким рисунком в центре и однотонными полями. В нашем примере сочетание платка в крапинку с костюмом в тонкую контрастную полоску напоминает о временах «павлиньей революции» Томми Наттера. Взрастить «лилию» просто: центр платка прячется в карман, а три его конца образуют лепестки «лилии» – центральный и два боковых. 

Сиднейская опера. Для этого сложения подходят исключительно чистый лен или накрахмаленный хлопок, которые хорошо держат форму. Платок нужно сложить вчетверо, сдвинуть в стороны и разделить его концы, после чего скрутить основание буквально как конус для мороженого и вставить в карман. Если сдвинуть все концы в одну сторону, получится «факел», или «пламя», – сложение, придуманное герцогом Виндзорским. Оба подходят и для однотонных тканей, и для платков с контрастной цветной кромкой.  

А ты уже подписался на The Rake? В нашей рассылке — лучшие материалы сайта, актуальные новости и эксклюзивные предложения для подписчиков.