Характер: нордический
Сегодня на Pitti Uomo каждый второй случайный собеседник — швед, датчанин или норвежец. Почему Северная Европа вновь обратила внимание на классику и что здесь общего с Россией?

Английский и итальянский классический стиль обладают множеством характерных черт. Французский требует более пристального взгляда, но и его можно формализовать. С северной Европой ситуация иная: навскидку представить типичный скандинавский стиль мужской одежды вне модного контекста довольно трудно.

Одна из проблем заключена в неравной экономической позиции стран. Как отмечает креативный директор марки Norwegian Rain Ти-Майкл, Норвегия всегда отличалась от Швеции и Дании уровнем дохода, а потому и отношением к одежде. На дизайне здесь внимание никогда не акцентировали и подходили к стилю очень практично. Норвегия славилась обувным ремеслом (знаменитый «норвежский шов»), но собственной портновской традиции здесь не было. Легкая промышленность деградировала в 70-е, когда страна начала разработку месторождений шельфовой нефти и полностью переориентировала на это экономику. Вновь обращать внимание на дизайнерские вещи норвежцы начали лишь десяток лет назад, и отправной точкой послужила мебельная индустрия. Сегодня сам Ти-Майкл, имея за плечами образование портного, уверен, что в традиционном смысле индивидуальный пошив в Норвегии не выживет. «Традиция — это не статика, а движение. Просто оно происходит так неторопливо, что мы его не замечаем, — говорит Ти-Майкл. — Нужно не сохранять ее в первозданном виде, а ассимилировать и приспосабливать к реальности». Он по-прежнему сам делает лекала всех изделий Norwegian Rain и уверен, что мода — коктейль из старого и нового, локального и глобального. Традиция всегда находит новые воплощения в более технологичных материалах и находках кроя.

«Традиция — это не статика, а движение. Просто оно происходит так неторопливо, что мы его не замечаем»

В Швеции сегодня продажи мужской одежды растут быстрее, чем женской, хотя текстильная промышленность также затухла в 60–70-е. Портновское дело в Швеции сегодня представлено последним bespoke-ателье A. W. Bauer, полуторавековая история которого могла кануть в Лету, если бы 10 лет назад его не выкупили мастера Мартин Эколин и Фредерик Андерсон. Первый опыт как подмастерья они получили в лондонском Henry Poole, а дальнейшую практику нарабатывали совместно со старым закройщиком A. W. Bauer Бёрье Мобергом. Теперь Мартин и Фредерик сами учат молодых портных, нанимая лучших в ателье, где сегодня работают шесть человек.

Юсси Хаккинен, портной и дизайнер марки E-F-W из Стокгольма, отмечает, что современные портные Скандинавии по-прежнему предпочитают метод кроя Rundschau (в России широко известный как «М. Мюллер и сын»). Здесь, в отличие от методов англичан и итальянцев, основанных преимущественно на эмпирике и промежуточных примерках, лекала строятся с максимальной технической точностью. «Ты можешь провести целый день за созданием лекал, зато получишь куда более точную посадку, требующую меньше подгонок».

В Швеции до bespoke доросли немногие, но происходит настоящий бум made-to-measure

По словам Эрика Маннби, главного редактора журнала Plaza Uomo, сегодня в Швеции до bespoke доросли немногие, но происходит настоящий бум made-to-measure — в этом ситуация похожа на российскую. В первую очередь молодые профессионалы узнают о классическом стиле из соцсетей, а уже во вторую — из специализированной прессы. Маннби замечает, что большая доля потребителей — это IT-шники, люди, которые умеют с головой погрузиться в хобби, они с интересом вникают в тонкости стиля. Таким клиентам интересен весь технологический процесс производства костюма. Впрочем, бизнесмены из консервативных сфер подобными вопросами не задаются и по-прежнему предпочитают готовые костюмы — например, Hugo Boss.

Исторически датчане были склонны к копированию элементов английского стиля

В Дании традиция одеваться несколько более расслабленная, чем в соседних Швеции и Германии, рассказывает исследователь мужского стиля и владелец магазина Grunwald True Style Торстен Грюнвальд. Те датчане, что носят костюмы, сегодня обычно пренебрегают галстуками, но по-прежнему отдают предпочтение черной обуви. Исторически датчане были склонны к копированию элементов английского стиля (можно отметить и некоторую схожесть климата и менталитета), но сегодня масс-маркет диктует свои законы — костюмы носят преимущественно зауженные и укороченные, с середины 2000-х ситуация особо не поменялась. К тому же
в потреблении здесь наметился ощутимый спад, и одежды покупают меньше, чем 10 лет назад. Сегодня, по словам Торстена, средний мужчина-датчанин тратит на одежду всего около 400–500 евро в год, а тщательно следить за своей внешностью не очень принято.

И хотя в Дании есть энтузиасты, готовые как производить, так и заказывать костюмы высшей категории, все опять-таки определяет экономика. Исходя из-за себестоимости рабочей силы, костюм, сшитый руками датчан, не может стоить меньше, чем изделие с Сэвил-роу. Так что те, кто увлечен индивидуальным пошивом, предпочитают делать заказы в Великобритании и Италии (местные ценители отдают предпочтение маркам Sartoria Guida, Musella Dembech, Steven Hitchcock), а местным молодым мастерам приходится идти на демпинг. Институт подмастерьев здесь отсутствует, так что преимущественно шьют самоучки или выходцы из международных ателье.

И все же Торстен видит будущее для рынка bespoke-классики. Интерес к ремесленной традиции возрождается, причем это относится не только к одежде: клиенты начали присматриваться к более локальным, «крафтовым» производствам (вина, пива, даже механических часов) и углубляться в технические детали. Но вместе со slow fashion, набирающим обороты, происходит постоянная модификация и усовершенствование тканей. Грюнвальд считает, что технологический перелом может лишить работы оставшихся портных, привыкших к традиционной шерсти.

Затраты на одежду в среднем невелики, а к модникам отношение прохладное

Рынки России и Скандинавии во многом схожи: средний потребитель консервативен во вкусе, но тяготеет к отказу от формальности. Затраты на одежду в среднем невелики, а к модникам отношение прохладное. Большую долю молодых поклонников индпошива составляет IT-сектор, но пока они предпочитают MTM, откладывая на bespoke, и редко думают о заказе изделий у соотечественников. Bespoke-портные получают базовую подготовку по немецкому методу кроя, но институт подмастерьев не развит и требует вложений со стороны немногих оставшихся ателье. Будущее ремесленной традиции не остается обеспечивать никому, кроме взрослеющей и богатеющей аудитории соцсетей, которая обладает прорвой информации о классическом стиле и bespoke-технологиях. Для них поддержка локального бизнеса пока не в приоритете, но может развиться в будущем, послужив новым средством самоидентификации.

Вместе с тем на Pitti Uomo представлено немало скандинавских марок готовой одежды — они старательно культивируют северный стиль и стремятся сохранить традиции производства в своих странах, которым на fashion-рынке трудно конкурировать с Италией, Францией, Испанией или Португалией.

Подпишитесь, чтобы еженедельно получать лучшие материалы The Rake