Искусство страсти
Галерея Tornabuoni Arte известна каждому, кто пытался приобрести работы Моранди, де Кирико или Фонтаны. Теперь ее владелец открыл коллекцию для широкой публики

Новую историю искусства во Флоренции — городе, который знаком с ним не понаслышке, — сложно представить без имени Роберто Казамонти. Именно он стоит за влиятельной галереей Tornabuoni Arte, о которой точно знает любой, кто, к примеру, пытался найти себе в коллекцию картину Моранди, де Кирико или Фонтаны. Возможно, его имя звучало в разговорах, когда речь шла о редком Кандинском или даже Уорхоле. Да, у Казамонти можно найти все то, что во многом определило развитие искусства в ХХ веке. Сын продавца мебели до основания галереи в 1981 году на флорентийской Виа-Торнабуони, которая и дала ей название, собирал искусство вместе с отцом. Но делал это без какой-либо конкретной цели и желания заработать на перепродаже, а просто для удовольствия. Вскоре это занятие «стало частью души» Роберто, и как только он начал отдавать ему все свое время — дела галереи стремительно пошли в гору. Сейчас у Tornabuoni Arte есть отделения не только во Флоренции, но и в Милане, Париже, Лондоне, Кран-Монтане и Форте-деи-Марми.

Как минимум четверти работ из коллекции Роберто Казамонти позавидовали бы музеи с мировыми именами

Ле Корбюзье, «Бык III», 1953

Коллекция Роберто Казамонти — это почти тысяча отборных работ итальянских, швейцарских и американских художников XX и XXI веков. Чтобы показать не только срез эпохи, как это принято в культурных институциях, но и рассказать о личных предпочтениях, Казамонти не стал мелочиться и открыл доступ к коллекции для широкой публики — до середины июня 2019 года часть работ, охватывающих искусство первой половины ХХ века, можно будет увидеть в историческом палаццо Бартолини Салимбени: в здании XVI века на площади Святой Троицы под них отведен целый этаж. Вторая же часть, с 1960-х до начала XXI века, будет показана с середины 2019-го по 2020 год. По мнению итальянского критика и куратора выставки Бруно Кора, это одна из самых больших коллекций искусства ХХ века, доступных для посещения в Италии. Лучшие ее образцы — по мнению Кора и Казамонти — разместились в пяти комнатах.

Роберто Казамонти собственной персоной

В первой посетителя встречает большая бронзовая скульптура Джорджо де Кирико «Великий метафизик», название которой указывает на одну из самых известных картин художника. Тут же можно сразу познакомиться еще с десятком имен итальянских художников-модернистов, про которых редко услышишь даже от искусствоведов. Вторую комнату делят работы Пьера Алешинского, Жоржа Брака, Пауля Клее, Амедео Модильяни, Пабло Пикассо и Василия Кандинского. Третья целиком отдана художникам из объединения Gruppo Forma 1, возникшего в Риме в 1947 году, к примеру Пьеро Дорацио и Джулио Туркато. Четвертая воспевает цвет в работах Эмилио Ведовы и Альберто Бурри. Последняя показывает любовь коллекционера к экспериментам Лучо Фонтаны, картины которого дополнены собранием не менее важных имен 1950–60-х — Ива Кляйна, Джозефа Альберса, Пьеро Мандзони и Энди Уорхола. Синьору Казамонти, которому в этом году исполнится 78 лет, определенно повезло: дело жизни разделили с ним двое из четверых детей — дочь Урсула и сын Микеле занимаются развитием семейного бизнеса. Микеле также выступил архитектором выставочного пространства. Денег с посетителей Казамонти брать не собирается, но для развития культурной программы хочет привлекать инвестиции от партнеров. Правда, кто они, пока неясно — новая институция открылась только в двадцатых числах марта.

Джорджо де Кирико, «Гектор и Андромаха», 1942

В своей работе между галереей и коллекцией Казамонти находит очевидные преимущества: с одной стороны, он выступает как арт-дилер, благодаря чему имеет приоритетный доступ к мировым шедеврам искусства, много общается с художниками и их наследниками, к примеру вдовой Лучо Фонтаны, а с другой — как коллекционер формирует свой взгляд на мировую историю искусства, отбирая только лучшие произведения. Хотя тут же добавляет, что никогда не предложит клиенту работу, которую не хотел бы видеть в своей коллекции.

Энди Уорхол, «Джеки», 1964

Одна из сфер интересов Роберто — искусство первой половины ХХ века. На работах Фонтаны и Боэтти он вырос, на них же заработал состояние, перепродав через 20–30 лет, а де Кирико и Моранди в числе прочих собирал его отец. Поиск лучших картин этих художников для коллекции продолжается.

Мысль о новой картине может лишить Казамонти сна, а покупку он сравнивает с процессом соблазнения женщины

Поэтому его коллекция, если рассматривать целиком, — это своеобразная ода страсти, история которой началась еще в раннем детстве и продолжается до сих пор. «Весь мой новый проект основан на святой вере, что любить искусство нужно за то, что оно собой представляет на самом деле, — делится своими мыслями Роберто Казамонти, — а не за то, во сколько оно оценено социально или финансово. Я влюбился в картины Фонтаны и Боэтти задолго до момента, когда они получили мировое признание. Тем больше удовольствия я получаю, размещая работы этих уже великих художников рядом с теми, кто сейчас еще не купается в лучах славы и признания, на кого не обратили пока свое внимание пресса и спекулянты арт-рынка». Своими словами Казамонти подает хороший пример новому поколению коллекционеров, выросших из большого бизнеса: покупка многомиллионной работы в галерее или на аукционе не принесет удовольствия, если нет страсти. Искусство ради инвестиций рискует превратиться в такую же рутину, как операции на фондовом рынке, — а прогадать здесь так же легко, как и с ценой на энергоносители.

Подпишитесь, чтобы еженедельно получать лучшие материалы The Rake