Грейсплуатация
Гиперсексуальная Грейс Джонс сделала головокружительную карьеру модели, победив гендерные и расовые стереотипы

Певица, модель и актриса Грейс Джонс в 1984 году, на пике своей карьеры, говорила: «Я не ощущаю себя цветной. Я могу играть и мужские роли. Я могу раскрасить лицо белой краской и играть белого мужчину, если захочу. Я могу быть зеленой, фиолетовой. С моей-то внешностью я даже могу играть животное. Если ты думаешь о цвете, это накладывает на тебя ограничения». И она не лукавила.
Во второй половине 1970-х годов музыкальную сцену захлестнула волна диско. В отличие от джаза и блюза, которые были апроприированы и выхолощены белыми интеллектуалами, вместе с диско в массовую культуру наконец проникли черные исполнители. Они неизбежно принесли с собой яркость и избыточность образов, агрессию и весь набор гендерных стереотипов, которые добропорядочное европейское сознание к тому времени уже стремилось вытеснить. На рубеже 1970-х — 1980-х годов звезды начинают выстраивать образ не только на сцене и в редких фотосессиях, они постоянно работают над стилем в клипах и на публичных мероприятиях. В центре внимания оказываются черные диско-дивы: Дайана Росс, Донна Саммер, Глория Гейнор и, конечно, Грейс Джонс.

Знаменитая квадратная стрижка flat top, мускулатура, супрематические изломы одежды — все это сводило с ума и публику, и дизайнеров моды.

Белая культура была жестока к представителям иной расы: если они и получали культовый статус, то в рамках ограниченного набора стереотипных образов. Одинокий трубач (Луи Армстронг), заботливая матушка (Элла Фицджеральд), прямолинейный рубаха-парень (Эдди Мерфи), мудрый наставник (Морган Фримен). Грейс Джонс удалось небывалое: она одновременно расширила диапазон «черных» образов и создала в рамках поп-культуры новую нишу. Она разрушила представления о женственности чернокожих певиц и ввела моду на андрогинность. Знаменитая квадратная стрижка flat top, мускулатура, супрематические изломы одежды (особенно Джонс любила широкоплечий power suit на голое тело), вычурные головные уборы, фетишистская обувь, убийственно странный макияж — все это сводило с ума и публику, и дизайнеров моды. По отдельности мы это уже видели, но смелость Грейс — именно в сочетании и агрессивной подаче привычных элементов. Она — воплощенный коллаж, виртуоз ремейков, муза и модель для таких разных художников, как Хельмут Ньютон, Энди Уорхол, Жан-Поль Гуд, Ив Сен-Лоран, Ги Бурден.

Джонс росла на Ямайке в семье священника, в атмосфере мужского авторитаризма, воскресной школы и телесных наказаний. Она признавалась, что ее маскулинность стала в первую очередь актом борьбы с навязанными в детстве патриархальными религиозными установками через их кражу и переосмысление. Джонс вдохновила целое поколение экстравагантных див — от Энни Леннокс до Леди Гаги. Впрочем, сама она считает стиль своих последовательниц вторичным и не стесняется это озвучивать со свойственной ей прямотой.

Её маскулинность стала актом борьбы с навязанными патриархальными установками через их кражу и переосмысление.

Недавно после долгого перерыва Грейс выпустила новый альбом и книгу мемуаров. Сейчас, когда в моду вернулся стиль 80-х, ее образ дикой амазонки актуален как никогда. Приближаясь к 70-летию, Джонс остается верна себе и по-прежнему фраппирует публику. И только попробуйте ее за это не любить!

Подпишитесь, чтобы еженедельно получать лучшие материалы The Rake