Гордый отец
Дэвид Ганди отреставрировал родстер Jaguar XK120 и пригласил The Rake прокатиться на нем по Французской Ривьере

Дэвиду Ганди можно завидовать по многим причинам. Но главная из них, безусловно, его новый родстер Jaguar XK120 Lightweight. Мы встречаемся с Дэвидом, знаменитой британской моделью, у бассейна в одном из роскошных отелей Сен-Тропе. Машина все еще скрыта от глаз, но под покрывалом легко угадывается силуэт одного из самых знаменитых спорткаров 1950‑х. Автомобиль ждет правильного момента, чтобы предстать перед публикой, точно голливудская дива. Наконец Дэвид срывает покрывало — и нашим взорам открывается обтекаемый черный корпус, сиденья из светло-коричневой кожи с плетеными спинками. Этот автомобиль отличает настолько ощутимое чувственное совершенство, что у окружающих перехватывает дыхание. Если бы Hermès делали вибраторы, они выглядели бы именно так и производили подобный эффект.
Последние 11 месяцев Ганди активно участвовал в создании машины своей мечты, хотя технической реализацией проекта занималась мастерская Jaguar Land Rover Classic Works. Сам Дэвид сравнивает этот процесс с примеркой костюма у портного на Сэвил-роу. В Калифорнии был приобретен XK120 1954 года, который затем восстановили и с хирургической точностью собрали заново практически с нуля, на что потребовалось 2700 часов.

Дэвид видел детали машины в мастерской, но в окончательном виде познакомился с ней только в Сан-Тропе

Для 39‑летнего Дэвида это уже третий проект по реставрации олдтаймера. Первым стал Mercedes 190SL 1960 года, за ним последовал Porsche 356 Coupe 1964 — еще одна отличная инвестиция. «Коллекционирование и реставрация машин — настоящая зависимость», — признается Ганди, первой машиной которого был Ford Fiesta 1.1 Ghia. «Я ищу малоизвестные, практически забытые автомобили. Иногда меня спрашивают — зачем? Чтобы сохранить историю. Мы просто присматриваем за этими машинами, чтобы потом передать их следующим поколениям. Ну и еще, чтобы вывести их на дорогу, насладиться вождением, и чтобы другие могли оценить их». XK120 напоминает Ганди о начале его бурного романа с Jaguar. «Когда мне было восемь лет, команда Jaguar выиграла гонку Le Mans «88, с Silk Cut XJR-9LM. Через четыре года они представили XJ220, самый быстрый серийный автомобиль в мире на тот момент (в 1948, в год своего выпуска, самым быстрым был как раз XK120). У нас в семье всегда любили Jaguar: у отца был XJ, у бабушки с дедушкой тоже. Я рос на заднем сиденье Jaguar».
Сумасбродные выходки гонщиков-джентльменов и щеголеватых водителей прошлого века также очаровывали Дэвида: чего стоит хотя бы команда Bentley (Bentley Boys), которые отметили победу в гонке Le Mans, припарковавшись в ресторане лондонского отеля Savoy, прямо у столика, или эскапады таких выдающихся персонажей, как Роб Уокер, который на ночных этапах круглосуточных гонок вел в темно-синем костюме в тонкую полоску, а днем менял его на менее формальный клетчатый твид. В качестве рода занятий в его паспорте было указано «джентльмен». Ганди восхищается и этими «англичанами, которые были не прочь устроить небольшой переполох», и аутсайдерами, способными утереть нос слишком серьезно относящимся к самим себе фаворитам. У XK120 богатая история участия в Le Mans, а Ганди вполне готов к гонке — у него есть гоночные права, и он собирается участвовать в Mille Miglia и других «классических» заездах.

Самый модный британец самолично занимается полировкой олдтаймера

При реставрации мастера стремились сохранить как можно больше от оригинального автомобиля. «Предыдущие хозяева явно не любили эту машину так, как она того заслуживает, и не ездили на ней много лет. В целом автомобиль в достойном состоянии, никогда не попадал в аварии, все родные детали на месте», — объясняет Ганди. Однорядный шестицилиндровый двигатель объемом 3,4 литра не стали менять, но немного модифицировали, увеличив мощность на 45 лошадиных сил (теперь она составляет 227 л. с.). Причем доработка блока цилиндров также повысила надежность двигателя, работа над которым заняла пять с половиной месяцев. Кроме того, на машину установили четырехступенчатую коробку передач быстрого переключения и новую сдвоенную систему выпуска. Передние колеса снабдили дисковыми тормозами со спортивными четырех-поршневыми суппортами, а задние — барабанными тормозами. В подвеске использовали амортизаторы изменяемой жесткости, что позволит подготовить машину к предстоящим гонкам. «Мы стараемся придерживаться оригинальной формулы, но улучшаем ее там, где нововведения могут принести реальную пользу», — говорит Дэвид. Кроме того, для британца руль переставили с левой стороны на правую.

Все эти чудеса автомеханики скрыты под алюминиевым корпусом и четырьмя слоями черной краски. Кстати, было выпущено всего лишь 240 автомобилей с алюминиевом кузовом, каждый из которых изготавливался мастерами вручную. А общий тираж XK120 превысил 12 тысяч штук. Два крошечных защитных стекла лишь подчеркивают изящество силуэта машины. Черный корпус прекрасно контрастирует с состаренной кожей внутренней отделки. Уникальный плетеные сиденья были идеей самого Ганди, и качество их изготовления просто поражает. Руль также выполнен на заказ — он меньше стандартного и прекрасно подходит высокому и мускулистому владельцу.

Чтобы проверить машину в деле, мы отправились подальше от городов, на французскую Ривьеру, к опасным поворотам Вердонского ущелья и Дороги Наполеона. Jaguar Classic могли бы отправить ее на гоночную трассу или на шоссе M40, но нам показалось правильным проверить ее на дорогах столь же захватывающих дух и столь же чарующих, как сама машина. «Познакомиться со всеми ее маленькими причудами», как резюмировал Дэвид. Пара таких причуд обнаружилась сразу после выезда с парковки Hôtel Sezz. Возникли проблемы с давлением масла в двигателе и работой муфты сцепления, так что пришлось передать новинку мастерам на доработку, но Ганди раздобыл два великолепных запасных варианта: Jaguar E-Type с закрепленным верхом и 3.8 Mk II, обе в идеальном состоянии, и обе предоставлены Jaguar Classic.
Идущее вдоль французского Большого Каньона шоссе D23 — узкая дорога, прорезанная прямо в скалах высотой 700 метров. Далеко внизу, у подножья, вьется изумрудно-зеленая река Вердон. На такой дороге непривычное управление массивным Mk II вызывают некоторую тревогу. Здесь полно скалистых утесов, неожиданных изгибов дороги и крутых слепых поворотов. «За рулем классической машины приходится переучиваться, менять привычки и начинать водить по‑настоящему», — говорит Ганди с пассажирского сиденья. — «В современных машинах компьютеры всё просчитывают за тебя, а тут приходится помнить о правильном порядке переключения передач, управлении двигателем, двойном выжимании сцепления. Сделать всё это правильно, да еще на такой извилистой дороге — это как научиться бить по мячу в гольфе или крикете. Уже по звуку понимаешь, получилось или нет».

Остаться инкогнито за рулем такой машины Дэвиду Ганди точно не получится. Но он привычен к вниманию

Добравшись до Дороги Наполеона, тянущейся вдоль подножья Альп до самого Антиба, мы снова встречаемся с XK120 — всё еще с плохо работающим сцеплением, но уже без проблем с давлением масла — и сворачиваем на юго-восток в Монако.
Ганди явно наслаждается чувством связи с водителями старой школы, 1950‑х и 60‑х годов, которое дарит эта машина. «Несешься на скорости 70 миль / час, и тебя накрывает громоподобное… ну, всё сразу, честно говоря. Лобового стекла практически нет, порывы ветра прямо в лицо, камешки летят, задыхаешься от выхлопа грузовика, которого только что обогнал, сражаешься со стихией. Как Стерлинг Мосс умудрялся водить такие машины на скоростях в два раза выше, я вообще не понимаю». Добравшись до Монте-Карло, мы готовимся провести вечер в казино, а Дэвид возвращается в обычный рабочий режим. Он выглядит точь‑в-точь как старомодный голливудский покоритель дамских сердец, что забавно, но не удивительно, учитывая череду именитых владельцев XK: самый первый XK120 принадлежал Кларку Гейблу. Гэри Купер и Хамфри Богарт тоже любили эту модель, а сегодня такой же владеет Харрисон Форд.
Но эта машина — сама по себе звезда. Владелец явно в нее влюблен и не собирается с ней расставаться. «В ней явно есть что‑то особенное. Думаю, у нас впереди много радостных лет вместе».


Фото: Patrick Gosling 

А ты уже подписался на The Rake? В нашей рассылке — лучшие материалы сайта, актуальные новости и эксклюзивные предложения для подписчиков.