Эротические фантазии Валентины
В 60-х итальянец Гвидо Крепакс перевернул жанр эротических комиксов, сделав его эстетичным и интеллектуальным. Главный персонаж Крепакса Валентина стала символом эпохи поп-арта

Гвидо Крепакс придумал Валентину Розелли в 1965-м. Девушка поначалу служила второстепенным персонажем научно-фантастического комикса Neutron о мужчине-супергерое, но затем вытеснила его с первого плана, а позже получила собственную серию. Прической она напоминала Лулу Брукс (подростком героиня была влюблена в фильм Пабста «Ящик Пандоры»), а фигурой — скульптуры Лоренцо Бартолини. Валентина — фотограф из Милана, которая попадает в разнообразные передряги, но еще чаще «воюет сама с собой», погружаясь в миры на грани реальности и фантастики.

Эротические комиксы с 60-х по 80-е были не просто коллекциями неприличных картинок. Это направление приняло в себя самых известных художников комикс-андеграунда: американцев Роберта Крамба и С. Клэй Уилсона, итальянцев Мило Манару и Паоло Серпиери, француза Мёбиуса (Жана Жиро). Не так много комиксов были чисто эротическими: почти половина сливались с жанром sci-fi, другие работали в поле pulp fiction — криминального романа. Самые авангардные авторы вроде Крепакса и Мёбиуса также касались в своих работах психоделики и оккультизма.

Привлекательность вымышленной женщины восходит к мифу о Пигмалионе. Когда мы видим в журнале или на мониторе фото очередной «зайки», то даже бессознательно понимаем, сколько усилий приложили фотограф и модель ради того, чтобы картинка смотрелась красиво. Изнуряющие диеты, дни напролет в спортзале, пластическая хирургия, фотошоп — в глянцевых снимках есть все это, даже если оно не видно невооруженным глазом. Но женщину, созданную воображением художника, кажется, не заботят бытовые мелочи и тонкости физиологии, она идеальна. Впрочем, этот стандарт Крепакс ломает. Валентина в детстве страдала от анорексии, а будучи взрослой, постоянно прорабатывает собственные психологические проблемы. Идеальная фигура не делает ее безупречной личностью, в героине чертовски много человеческого.

В 2016 году компания Gladson Ltd. выпустила подкладку с изображениями Валентины, ставшую хитом международных ателье

Персонажи Крепакса постоянно видят сны и галлюцинации или путешествуют в мирах подсознания, где встречают свои сексуальные фантазии и кошмары. В единую эстетику здесь смешиваются барочные интерьеры, изобразительный авангард 20-х, джаз, фантастика 50-х и юнгианские архетипы.

Автор подчеркивает сексуальность и виктимность своих героинь, но не объективирует их. В комиксах, как массовых, так и независимых, вообще много женских персонажей, которые умеют постоять за себя. Партнеров, обычно меняющихся из комикса в комикс, девушки тоже чаще выбирают по собственной инициативе. Комиксисты 60-х были одними из первых, кто провозглашал свободную от лицемерного традиционализма мораль в поле массового, а не элитарного искусства. К тому же пуританские Великобритания и США часто запрещали прокат эротических европейских фильмов, а комиксы в эти страны доставляли свободно — благодаря чему многие британцы ознакомились с «Историей О» в рисованной версии Крепакса раньше, чем увидели экранизацию. Динамика кадров в комиксах о Валентине напоминает фильмы французской новой волны, а в ее роли вполне можно представить музу Годара Анну Карину.

Кроме того, возраст Валентины менялся вместе с годами выхода комикса. Она родилась в 1942-м, и в 80-е выглядела уже как сорокалетняя женщина (не потерявшая, впрочем, своей сексапильности). За нарративные инновации работы Крепакса высоко оценивали Ролан Барт, Ален Роб-Грийе и Умберто Эко. А образ Валентины, «прожившей» до 1995 года, вдохновил других творцов на создание пиджачной подкладки, серии дизайнерской мебели, полнометражного фильма и телесериала.

А ты уже подписался на The Rake? В нашей рассылке — лучшие материалы сайта, актуальные новости и эксклюзивные предложения для подписчиков.