Эксклюзивные хронографы Bell & Ross для The Rake и Revolution
Вдохновившись славным прошлым часового дела, мы с Bell & Ross придумали лимитированные часы, которые можно купить уже сейчас

«Белл энд Росс» (Bell & Ross) никогда не шли на поводу у истории — вместо этого они прекрасно улавливали дух времени, выражали его с бесподобным шармом в своем фирменном стиле, неизменно покоряли сердца и приковывали к себе внимани

Своим рождением марка обязана красочному воображению и целеустремленности Брюно Беламиша и Карлоса Росильо. Они положили в основу фирменного стиля образы военных и авиационных часов, которыми они увлекались с детства. В 1992 году, вложив 20 000 долларов, Беламиш и Росильо основали «Белл энд Росс», и поначалу часы для молодой марки изготавливала фирма «Зинн» (Sinn). Фурор на рынке компания произвела в 1997-м, когда представила модель «Гидромакс» (Hydromax) — заполненные жидкостью кварцевые часы, опустившиеся в океан на глубину 11 000 м. В том же году стратегическую инвестицию в марку сделала «Шанель» (Chanel). К 2002 году Беламиш и Росильо создали собственную мануфактуру и обрели независимость от «Зинна». В прошлом же году компания пополнила свою «историческую» коллекцию хронографом, который кажется нам одним из лучших достижений современного часового дела. Называется он «Беллитанкер» (Bellytanker).

В прошлом году компания пополнила коллекцию хронографом, который кажется нам одним из лучших достижений современного часового дела

Хронограф Bell & Ross Bellytanker (2017)

«Беллитанкер» — весьма доступный хронограф и сам по себе настоящий дизайнерский шедевр. А самое главное, в нем нет ни капли заимствований. Как его создателям это удалось? «Нам всегда нравились конец 40-х — начало 50-х, — рассказывает Беламиш, — а еще мы большие поклонники американских культурных течений, и особенно нас заинтересовали самодельные гоночные машины, хот-роды, которыми после Второй мировой увлекались на юге Калифорнии». Что же такое belly tank, дословно — «бак на животе»? Это внешний топливный бак, который в годы Второй мировой войны крепили на военные самолеты под фюзеляжем, чтобы увеличить дальность полета; когда топливо в нем заканчивалось, пилот мог его сбросить. После войны многие калифорнийские гонщики-любители стали из таких баков мастерить обтекаемые болиды.

Билл Бёрк и его товарищ по гонкам Дон Франсиско снялись вместе с переделанным из топливного бака автомобилем для обложки журнала Hot Rod (августовский номер за 1949 год)

Беламиш задумался, а какие часы могли бы носить мужчины, управлявшие теми болидами? Так родились первые наброски «Беллитанкера». Если большинство часов нынче выглядят плоскими, то здесь для индикации разных данных четко выделены три уровня, что значительно улучшает удобочитаемость. Во-первых, есть основное поле циферблата, на котором отображаются текущие часы и минуты. Во-вторых, в него утоплены минутный накопитель и подциферблат текущих секунд. В-третьих, циферблат опоясан спускающейся книзу минутной шкалой с заметно выступающими накладными метками. Уровни разграничены и цветом: подциферблаты и минутная шкала — черные с яркой белой разметкой, а основной циферблат песочного цвета, как военная форма. Особенно хороши накладные метки из матовой стали: начинаясь из внутренней части циферблата, они «перерезают» ступенчатый спуск.

По сравнению со многими другими спортивными часами, особенно сконструированными на основе калибра Valjoux 7750, корпус «Беллитанкера», внутри которого стоит селлитовский SW300, привлекает худобой. Ушки тоже изящные и тонкие, а тахиметрическая шкала на металлическом ободке оформлена отличным шрифтом в стиле ретро. Стекло сделано выпуклым, в лучших традициях старомодного акрила, но бояться царапин не стоит: на самом деле оно сапфировое. Ну и не забудем про завинчивающиеся головку и кнопки: это визуально привлекательные и практичные в использовании детали, исполненные с большим вкусом.

Что делал коллекционер пару-тройку десятилетий назад, когда покупал старый 356-й спидстер «Порше»? Заказывал полную реставрацию со снятием кузова. Мотор полностью перебирали, шасси пескоструили, заново покрывали все краской — и машина как новенькая. То же отношение было и к часам. Но за последние 10 лет все изменилось, и теперь у автомобилистов в почете «находки из сарая» — машины с потрескавшимися кожаными сиденьями и кузовом, покрытым сеточкой потемневших участков и пятен. А коллекционеры старинных часов с ума сходят по тропическим циферблатам.

Эти циферблаты, как правило, изначально были черные, но если черный лак долго подвергать воздействию ультрафиолета, а потом хранить в темном месте, в его верхнем слое происходят изменения и он приобретает другой цвет: от шоколадно-коричневого (как часто бывает с ролексовскими Sea-Dweller Mark 2 в тонком корпусе или «спидмастерами» модели 145.022-69) до светло-янтарного.

Мы начали прикидывать дизайн для состаренного «Беллитанкера». Правда, сперва предстояло решить этическую задачу: позволительно ли воспроизводить в новых часах эффект патины? К примеру, на прошлогоднем конкурсе старинных автомобилей на вилле д’Эсте публика косо посмотрела на «бентли блоуэр», который ранее принадлежал Джорджу Дэниелсу и на котором в свое время выступал Тим Биркин, потому что новый владелец совершил святотатство: сам покрыл автомобиль патиной. Но в итоге мы решили, что наш случай из другого разряда. Росильо предложил: «Пусть часы выглядят так, будто их уже носили примерно лет 70. Подберем оттенки, сделаем все как нам нравится, но честно расскажем, что это просто эксперимент с сентиментальным дизайном». Был еще один аргумент, который работал на нас. Настоящий «тропик» — это уникальный коллекционный экземпляр с нестабильным циферблатом, который продолжает стариться, а значит, надевать такие часы стоит разве что изредка и уж никак не для занятий спортом, езды на мотоцикле или путешествий. Поэтому мы решили: «Давайте еще сделаем так, чтобы наши часы в тропической стилистике можно было брать с собой куда угодно и не волноваться: на яхту, например, или даже на прогулку на водных лыжах».

Наши часы в тропической стилистике можно брать с собой куда угодно — на яхту или даже на прогулку на водных лыжах

Хронограф Bell & Ross × The Rake & Revolution Bellytanker “Dusty” в стальном корпусе

В конце концов мы остановились на двух вариантах. Первый называется «Дасти» (“Dusty”) и посвящен высохшим озерам, по пыльному дну которых любил гонять Билл Бёрк. У «Дасти» стальной корпус и умопомрачительные циферблат с ободком, окрашенные в густые табачные оттенки. «Концепция этого хронографа такая: представим себе, как будут выглядеть часы из “старинной” коллекции “Белл энд Росс”, проведя 70 лет на калифорнийском солнце», — говорит Росильо. «В окончательном дизайне, — продолжает Беламиш, — нам особенно понравилась цветовая палитра. Основной циферблат почти карамельный, счетчики и шкала секундомера сделаны черными, а ободок — цвета молочного шоколада». Мы решили дополнить «Дасти» подобранным в тон ремешком военного вида с уместной для предполагаемой эпохи шпеньковой застежкой.

Хронограф Bell & Ross × The Rake & Revolution Bellytanker “El Mirage” в бронзовом корпусе

Наши вторые часы, «Эль Мираж» (El Mirage), свидетельствуют о любви к старинным творениям из желтого золота. На их дизайн нас подвигла ярко-желтая раскраска болида Бёрка «Белли Танк», который он смастерил из подфюзеляжного бака «Мустанга П-51». «Давайте сделаем вариант в желтом золоте с тропическими подциферблатами и секундной шкалой», — предложили мы. Но Беламиш и Росильо — чтобы удержать цену в приемлемых рамках — выдвинули встречное предложение: взять вместо золота специальную бронзу, которая тоже дает насыщенный медовый оттенок. Этот сплав часовщики применяли и раньше, например «Тюдор» (Tudor) в модели Black Bay Bronze, но в ассортименте «Белл энд Росс» он появляется впервые. «Эль Мираж» комплектуется темным ремешком в военном стиле с первой, кажется, в часовом деле шпеньковой застежкой из стабилизированной бронзы.

«Дасти» и «Эль Мираж» — плод сотрудничества не только с Revolution, но и с журналом The Rake, чьи сотрудники приняли идею хронографов в тропических тонах на ура. В конце концов, сейчас в моде коричневые ткани самого разнообразного назначения: фланель, вельвет, твид, клетка и даже материал для смокингов. А на десерт — и это самое важное! — мы с Беламишем и Росильо договорились, что цена этих превосходных образчиков часового искусства будет примерно такая же, как у обычных «беллитанкеров» из регулярного ассортимента, — в качестве жеста доброй воли в адрес наших преданных читателей. Каждая версия выйдет тиражом всего из 100 экземпляров.

Хотите приобрести? Пишите!

Подпишитесь, чтобы еженедельно получать лучшие материалы The Rake