Дыхание пустыни
В последние годы уд стал популярным трендом в парфюмерной индустрии, породив множество спекуляций. Жак Кавалье Бельтруд взялся сказать свое слово в аромате Louis Vuitton Ombre Nomade

Тысяча разных марок пытается продать свои духи на тему уда тысячей разных способов. В парфюмерном мире уже не продохнуть от испарений тяжелых, грубых, нередко вульгарных ароматов. Но мало кто замечает, что главный компонент словно исчез, обесценился, испарился.

«Одурачить коносьеров невозможно, мне хотелось достичь уровня их ожиданий», — заявил мастер-парфюмер дома Louis Vuitton. И он знал, что говорит. Отойдя в сторону от царящего вокруг шума, он попытался вернуться к «истинному уду», который невозможен без драгоценного масла агарового дерева, или аквиларии. Пытливый исследователь и путешественник, он всегда стремился узнать, откуда происходят ингредиенты, которые потом становятся частью его творений, и как отыскать среди них исключительные. Для этого парфюмер отправился в Бангладеш на поиски лучшей плантации агарового дерева. Через три года он обнаружил семейную ферму, где выращивают и заготавливают аквиларию уже несколько столетий.

Истинный шедевр не терпит суеты: прежде чем превратиться в драгоценное (дороже золота) масло, дерево должно заразиться специальным грибком, а его сердцевина — догнивать еще многие годы. Но мало взять первоклассный ингредиент: Жак Кавалье Бельтруд хотел добиться особого ощущения, которое вызывает этот мистический дымный аромат, будто принесенный ветром из пустыни, — и ему удалось это сделать с помощью еще нескольких ингредиентов. Словно целительный эликсир в аптечную склянку, Ombre Nomade заключен в узнаваемый флакон дизайна Марка Ньюсона из дымчатого стекла.

фото: Анастасия Хавжу, стиль: Каролина Вольбин
Подпишитесь, чтобы еженедельно получать лучшие материалы The Rake