Другая Африка
Путешествуя по Эфиопии с Ulysse travel Club, мы попытались разобраться, что тут правда, а что миф

Если вы хотите полететь в Африку, чтобы посмотреть на слонов и жирафов или искупаться в теплом океане, то Эфиопия — не для вас. Может, вам посчастливится — и вы увидите обезьян гелад в пустынных Сыменских горах или посмотрите на огромное озеро Тана с берега. Плавать в нем не стоит: помимо гиппопотамов в озере живет бактерия, поражающая нервную систему человека. Одним словом, Эфиопия не похожа на прочую Африку, к которой относится географически. Сами жители уверяют, что не принадлежат ни к черной, ни к арабской Африке. Имя страны, данное греками, переводится как «загорелый народ», а другое название Абиссиния — арабского происхождения — значит «смешанный народ». Эфиопы считают себя христианами три тысячи лет, ловко приплюсовывая к Новому Завету еще и Ветхий. И действительно, в стране, которая никогда не была ничьей колонией, сохранилось огромное количество древнейших памятников истории христианского мира.

Бесконечные горы видны из окна иллюминатора задолго до посадки самолета в Аддис-Абебе (прямой рейс из Москвы выполняет компания Ethiopian Airlines). Хотя название столицы переводится как «новый цветок», цветущей Аддис-Абебу не назовешь. Главное, чему поражаешься в городе, — это количество людей на улице и скота, который не соблюдает ПДД на дорогах, но все же считается транспортным средством наравне с тук-туками. На второй день мы привыкли к периодическим резким остановкам из-за очередного осла на дороге — в буквальном смысле этого слова. В столице не так много достопримечательностей, которые стоит увидеть, хотя одна из самых значительных церквей находится именно здесь — Церковь святой Марии. Но куда интереснее разыскать в кустах у Национального музея памятник эфиопу, чье имя столь дорого каждому русскому сердцу. Бюст А. С. Пушкина (дар города Москвы) водружен на шаткую ионическую колонну, рядом в пластиковом горшке чахнет молочай.

В регионе Тыграй находится та бесконечная гористая пустыня, что видна из окна самолета Москва — Аддис-Абеба

Большинство исторически значимых храмов удалены от главной дороги на несколько километров вглубь пустыни, покрытой огромными кактусами, прозванными в народе «рай в пустыне» за их красную цветочную макушку. Ради каждого из этих храмов стоит съехать с гладкой дороги (качество которой сравнимо с любой местной дорогой в Европе) и потрястись несколько минут на неизъезженной каменной тропинке, ведущей к церкви. В каждой из них нас встречает главный священник, который с нескрываемым удовольствием показывает все тайные сокровища храма: расписные стены с библейскими сюжетами, сохранившие яркие цвета спустя огромное количество лет, священные книги, написанные на козьей коже, — и предлагает прочесть молитву — не важно, к какой религии вы себя относите. Однако некоторые храмы расположены так, словно кто-то захотел проверить, насколько крепка ваша вера — главным образом в самих себя. К ним нужно карабкаться по горе на несколько сотен метров вверх. Вначале кажется, что это несложно, но чем выше забираешься, тем больше начинаешь сомневаться в собственных возможностях. Где-то наклон горы настолько крутой, что местные советуют снимать обувь, поскольку нога гораздо лучше сцепляется с камнем, чем любой кроссовок Nike последней модели. При этом сами прихожане и священники, которым далеко за 80 лет, преодолевают этот путь ежедневно без какого-либо снаряжения и, кажется, без видимых усилий. Это подбадривает. Наградой за смелость служит невероятный степной пейзаж, захватывающий дух, и старинная церковь.

В ночь православного Рождества мы отправились в один из городских храмов, поскольку лезть в темноте на гору так и не решились, несмотря на дневные альпинистские достижения. На подходе к храму были слышны молитвы, доносящиеся из динамиков, больше похожие на призывы муэдзина. Чтоб зайти внутрь, нам пришлось разделиться: для мужчин и женщин предусмотрены разные входы. Внутри проходила служба, сильно отличавшаяся от тех, что я видела в детстве. Огромный зал, посередине которого несколько священников (одеянием они тоже скорее напоминали мусульман) играли на барабанах, бубнах и гармошках, а некоторые пели. Вокруг на полу сидели женщины, чьих лиц почти не было видно из-за белых платков, покрывавших голову. Вдали виднелись иконы, также не похожие на те, что можно увидеть в русских храмах. Лики Иисуса и Девы Марии гораздо темнее привычных, к тому же прическа Иисуса напоминала Джимми Хендрикса. В нижнем регистре располагались яркие сцены с участием Сатаны, что тоже выглядело очень необычно.

Стоит попробовать настоящий эфиопский кофе, который варят прямо на улице в тазике

Далее по маршруту — город Аксум. Бывшая столица Эфиопии, в которой не стоит задерживаться более чем на день, несмотря на величие двух главнейших достопримечательностей города: обелисков (огромные стелы были возведены во времена древнего Аксумского царства) и Церкви святой Марии, построенной королевой Елизаветой в ХХ веке, где, как вас будут уверять, хранится Ковчег Завета. Здесь же, около церкви, можно выпить настоящий эфиопский кофе — прямо на улице, где его варят в одном тазике, а чашки моют в таком же в сторонке. Вкус на любителя, но попробовать стоит, ведь, как уверяют местные, кофе тоже происходит из Эфиопии!

Из Аксума мы летим в Гондэр, откуда за несколько часов переезжаем в Национальный парк по красивой гладкой дороге — она постепенно превращается в каменистую тропу, по которой мы трясемся еще час-полтора. Здесь начинается трекинг. Кто-то проходит путь за пять дней, кто-то за два, кто-то (как мы) за один — этого оказалось достаточно. Пустынная тропа периодически превращалась в лес из сухих деревьев, в котором мы тщательно высматривали обезьян. Пока мы шли по горной пустыне, нас охранял местный скаут с ружьем — на случай, если на нас нападет какая-нибудь живность, присутствия которой мы нигде не наблюдали. На вопрос, случалось ли, чтобы проводник стрелял из ружья, он ответил решительным «āi», что по-нашему значит «нет». Добравшись после трех часов достаточно изнурительного перехода до стоянки, мы поняли, что ожидали совсем другого… И здесь стоит сделать небольшое отступление и поблагодарить человека, которого мы вспоминали весь наш поход, но сказать ему спасибо лично нам так и не удалось. В одну из ночей в далеком уже Тыграе нам повстречался Кирилл, который ранее прошел наш маршрут и за бокалом местного сухого белого дал нам самые практичные советы на предстоящий трекинг. Кирилл, спасибо вам — если бы не вы, мы бы не знали, что на ночлежной станции будем не мы одни, а еще несколько десятков палаток с туристами. Спасибо и за то, что предупредили: скаут с ружьем ночью будет спать около чьей-нибудь палатки, завернувшись в шуршащий мешок, напоминающий сумку из «Икеи». Благодаря этим советам я знала, кто громко дышал и ворочался всю ночь у моего уха за стенкой палатки (чтоб вы понимали — на улице − 6˚C).

В глаза им лучше не смотреть, иначе можно нарваться на неприятности

В 6 часов утра мы проснулись в нескольких слоях одежды, а на улице нас ждал выспавшийся скаут — уже без мешка и в полном обмундировании. Как только за горами появилось солнце, мы быстро почувствовали жару — и в 7:30 выдвинулись в поход в майках и легких брюках. На второй день мы поднялись на одну из самых высоких точек Эфиопии. И даже тут, несмотря на обзор в 360 градусов бескрайнего горного пейзажа, мы продолжали искать обезьян гелад, известных также как «кровавое сердце» из-за их красной груди. Увы, так и не увидев их, мы направились к месту, где нас ждала машина, чтобы отвезти обратно в Гондэр. По дороге мы смотрели во все глаза: вдруг хотя бы одну обезьянку увидим! Но нет. Неожиданно водитель затормозил: пока мы искали обезьян на деревьях, ими буквально кишела земля вокруг, и их было не две-три, а по меньшей мере полтысячи! Как оказалось, гелады не лазают по деревьям и едят исключительно травку. Издалека мы увидели множество снующих, кувыркающихся в траве комков шерсти — они были окружены большими самцами с гривой, как у льва, но с обезьяньими мордами. Гелады самые мирные травоядные приматы, которые не боятся ни людей, ни машин. Правда, как нам сказали, в глаза им лучше не смотреть, иначе можно нарваться на неприятности даже от таких милых созданий. Теперь можно было со спокойной душой уезжать.

Последнее впечатление перед отлетом обратно в Москву — Бахр-Дар, один из самых зеленых городов Эфиопии. Здесь находится то самое озеро Тана, на котором располагается несколько островов — и на каждом из них есть своя собственная церковь. Правда, во многие не пускают женщин — но все же в те, где женщинам были рады, мы попали. До храмов нужно было плыть на лодке. Внутри церкви оказались расписаны яркими красками — библейские сюжеты напоминали картинки «Страдающего Средневековья» на африканский манер. На обратной дороге нам посчастливилось увидеть оголтелых пеликанов, преследующих рыбаков в легких папирусных лодках, и бегемота. В конце концов, это же Африка!

фото: Ольга Ушакова
А ты уже подписался на The Rake? В нашей рассылке — лучшие материалы сайта, актуальные новости и эксклюзивные предложения для подписчиков.