Дизайн человека
Российский дизайнер Тарас Желтышев создает коллекционную мебель со смыслом. Каждый предмет — загадка, и только вы знаете правильный ответ

Тарас учился на врача, но ушел с четвертого курса, чтобы заняться предметным дизайном. Наука предполагает узкую область исследования, дизайн же —широкое поле деятельности, непрерывный поиск и эксперименты. «Искусство не бывает неправо, — говорит дизайнер. — Оно может нравиться или нет, но тут нет границ, рамок, установленных правил. Искусство — всегда на стадии гипотезы». Промышленный дизайн Тарас изучал в томском Политехе (специализация вуза — точные науки). Он сразу начал участвовать в конкурсах, вступив в Союз дизайнеров России. Сам изучал материаловедение, много проектировал, съездил на несколько конкурсов в Италию и Китай. Вскоре он уже не столько учился, сколько по просьбе преподавателей консультировал других студентов. Его работы заметили на конкурсе молодых дизайнеров Salone Satellite в Москве. Тогда дизайн для него был чем-то вроде хобби. Им в Томске не заработаешь, и основным занятием Желтышева были несколько собственных производств: сначала автомобильных деталей, затем гипсовых панелей и зеркал. Он сам проектировал, отлаживал производство и отвечал за коммерческую часть.

Знание свойств материалов Тарас Желтышев приобрел не на лекциях в Политехе, а в работе с этими самыми материалами

Охотница за талантами Ирина Могилатова, владелица галереи коллекционного дизайна Mirra, нашла Тараса и предложила ему сделать несколько предметов для выставки Collectible в Брюсселе. С этого началась новая глава в жизни Желтышева. После Collectible в Томск он уже не вернулся. Разыгрался классический сюжет «чемодан-вокзал-Москва». Поначалу жил в хостелах, мало с кем был знаком. Но за какой-то год, благодаря коллекциям для Mirra, галереи Heritage Кристины Краснянской и, конечно, предметам, созданным для российской компании Mrs Ruby (и на ее производственных мощностях), дизайн Тараса не только стал его кормить, но и прославил, выведя в плеяду молодых российских звезд, обретающих признание не только у нас, но и на Западе.

Для Mrs Ruby Тарас спроектировал уже больше 60 вещей. Что-то выходит в базовых коллекциях марки, что-то в рамках арт-направления. Отдельные предметы формата limited edition (тиражом 8 вещей + 4 «допечатки») сразу уходят галереям. Их можно увидеть в экспозициях и на выставках. В частности, сразу несколько предметов Тараса и Mirra, и Heritage показывали на прошлой арт-ярмарке Cosmoscow в Гостином Дворе. Дизайнер говорит, что интереснее всего ему было наблюдать за реакцией посетителей, вещи как бы проходили апробацию. На стенде Mirra сразу обращали на себя внимание необычная «бегущая» консоль Kroger Bit и журнальный столик Boon, внутри как будто заполненный черной икрой — керамическими бусинами. У Heritage это также были журнальный столик, консоль и зеркало, объединенные в одну серию. «Я исхожу из того, что мы рождаемся с чувством прекрасного,— говорит Тарас. — По мере того как мы развиваемся, мы воспринимаем одни и те же вещи по-разному. Так, ребенок увидит в моем кресле котенка, подросток решит, что вытянутая консоль на длинных острых ножках похожа на Чужого. Взрослый же, да еще с матерым интеллектом, глядя на столик с бусинами, скажет, что это процесс, рождение, и он есть чудо. Я спрашивал посетителей: одни считывали тут форму, а за ней фрукт, например инжир. Кто-то, не задумываясь, выпалил: «Рыбья икра!» А другой увидел геометрию, сферу, без сложных аналогий».

Мы так устроены, что на интуитивном уровне нам кажутся понятными простые органические формы. В нас природой «прошито» стремление к симметрии, мы автоматически настраиваемся на гармонию. Нашему глазу, а за ним и мозгу, легко справиться со сферой или кубом, он все пытается так или иначе свести к трем архетипичным фигурам: кругу, квадрату и треугольнику. «Я отталкиваюсь от простой, понятной формы и добавляю детали, нюансы, — говорит Тарас. — Они наполняют вещь смыслом. Я беру шаблон и развиваю его. Например, журнальный столик Focus из коллекции Heritage в сечении представляет собой овал, то есть дружественную нашему сознанию, тяготеющему к органике, форму. Но ножка столика перехвачена мраморным кольцом. И сразу наслаивается одна ассоциация за другой. Эта вещь изображает процесс, изменение физической формы. Она обретается предметом за счет сжатия, прохождения через кольцо, которое служит ему преградой. Чтобы подчеркнуть динамику этой пластичной, живой формы, на ножке сделаны бороздки».

Тарас разрабатывает ряд собственных вещей, которые появятся в скором времени. Он говорит, что сложнее всего найти подрядчиков. Не так много производств в России могут реализовать задумки дизайнера. Это не крупные компании, работающие потоковым методом, а небольшие мастерские в радиусе 100 километров от Москвы, и им проще работать с интерьерными дизайнерами и понятными заказами. Они с трудом идут на эксперименты. А вещи Тараса действительно нетиповые.

«Удивительная бедность материалов, — рассказывает он. — У нас работают только с деревом и пластиком. А ведь есть, например, алюминий и миллион способов его обработки! Перестали использовать чугун, а жаль. Ведь это потрясающе текучий материал, он может течь до 15 минут и «проливает» любые формы. Есть классный материал нитинол — это металл с памятью формы, он применяется в стоматологии и космической индустрии. Есть новые виды пластика, в том числе биоразлагаемый». 

Новые вещи Тараса будут как раз из алюминия. Это журнальные столики из анодированного металла с фрезеровкой, вдохновленные старыми, еще советскими столиками для телефонных аппаратов, а также грандиозная металлическая ширма, арт-объект, и торшер, сделанный в форме кубического, атипичного цветка. Он символизирует собой связь живого и неживого, ведь цветы не бывают квадратными. Все элементы — поворотные, а светодиоды спрятаны за «тычинками» из стекла. Также в планах Тараса коллекция гипсовых ваз.

Самая известная вещь Желтышева — стул «Лимфоцит» — во многом отражает его творческое кредо. Этот стул, который дети ласково называют барашком, сделан в виде шара из пенополиуретана и войлока, водруженного на тонкие ножки. Он очень удобный (недавно дизайнер добавил в сиденье пружины, раньше было только 20 сантиметров пены) и своей гармоничной формой радует глаз. Взгляд на нем отдыхает, а сам дизайн вызывает приятные ассоциации. Между тем лимфоциты, форму которых имитирует модель, служат основой нашей иммунной системы, а она, в свою очередь, являет собой чудо сбалансированности — природы и человеческого существа как ее неотъемлемой части.

А ты уже подписался на The Rake? В нашей рассылке — лучшие материалы сайта, актуальные новости и эксклюзивные предложения для подписчиков.