Михаэль Борреманс, «Ухо», 2011

При слове «мегагалерея» у многих возникает ассоциация с Ларри Гагосяном и 16 отделениями его галереи по всему миру. Он отвечает за формирование коллекций миллиардеров Америки, Европы и Азии. Однако у него есть серьезный конкурент — Дэвид Цвирнер, отмечающий в этом году четверть века с момента открытия своей первой галереи в Нью-Йорке. Ему 53 года, в то время как всем «большим» галеристам — Поле Купер, Барбаре Глэдстоун, Мэриан Гудман, да и Ларри Гагосяну — уже далеко за 70. Очевидно, что именно Цвирнер будет решать, как должен выглядеть арт-бизнес на самом высоком уровне как минимум в ближайшие два десятилетия.

Штаб-квартира галереи Дэвида Цвирнера на 20-й улице в Нью-Йорке

Дэвид Цвирнер родился в семье, где об искусстве знали не понаслышке. Его отец, Рудольф Цвирнер, управлял галереей и был сооснователем первой международной арт-ярмарки Kölner Kunstmarkt, которая открылась в Кёльне в 1967 году, и по ее примеру позднее была создана легендарная Art Basel. Дэвид вырос буквально в окружении искусства: в их столовой стояло не меньше 40 коробок Brillo Энди Уорхола, и в детстве он часто за ними прятался. В галерее у отца висели работы постмодернистов Зигмара Польке и Йозефа Бойса, а также американских минималистов. Но самого Цвирнера-младшего в то время искусство как бизнес или дело жизни не очень интересовало. Он хотел быть музыкантом и посвящал все свободное время игре на акустической ударной установке, а после окончания школы поступил в New York University, где также выбрал музыку. После отец помог ему устроиться работать на звукозаписывающий лейбл, но дело не пошло, и Дэвид уехал в Гамбург, постепенно начал заниматься принтами и тиражным искусством, а потом пришел к отцу за советом. Рудольф, без сомнений, был счастлив, что его сын тоже решил стать галеристом, — и вскоре отошел от дел, потому что знал: Дэвид превзойдет его, а двум Цвирнерам на одном поле делать нечего.

Один из самых влиятельных игроков на международном арт-рынке внешне предпочитает не выделяться

Свою галерею в богемном Сохо Дэвид открыл в 1993 году, в период спада в американской экономике. С первой выставки австрийского скульптора Франца Веста была продана только одна работа, но небольшое пространство на Грин-стрит с вывеской из куска картона и названием, написанным от руки, стало привлекать не только модную публику, интересовавшуюся современным искусством, но и коллекционеров. Им импонировали задор Цвирнера, необычный для Нью-Йорка того времени подход к организации выставок, а также европейские художники.

Гонконгское отделение David Zwirner Gallery открылось выставкой «Огонь с солнца» бельгийского художника Михаэля Борреманса, которая продлится до 10 марта

Когда Дэвид начинал свой бизнес, в галерее работал он и еще пара человек, сейчас же в штате 165 сотрудников. Из Сохо в необжитый тогда галеристами Челси Цвирнер переехал в 2002-м. Теперь David Zwirner Gallery — это три галереи на 19-й улице, одна пятиэтажная с офисами на 20-й (в новом здании, которое вместе со строительством обошлось в $35 млн) плюс галерея в Верхнем Ист-Сайде (здесь в основном собраны работы признанных художников ХХ века, чьих наследников представляет Дэвид), а также отделения в Лондоне и Гонконге. Последнее открылось в января этого года выставкой бельгийского художника Михаэля Борреманса.

Экспозиция Джеффа Кунса Gazing Ball в нью-йоркской галерее, 2013

Но на этом расширение империи не заканчивается: в 2020 году в нью-йоркском Челси на 21-й улице появится еще одно пятиэтажное здание, куда переедет офис Цвирнера и галереи с 19‑й. За проект отвечает легендарный архитектор Ренцо Пьяно, чье имя прочно ассоциируется с арт-миром: именно он построил Центр Помпиду в Париже, Фонд Бейлера в пригороде Базеля и Музей Уитни в Нью-Йорке. Новое пространство обойдется арт-дилеру в $50 млн. Впрочем, его компания оперирует куда более значительными суммами. За последние пять лет в 40 музеях мира прошло около 250 персональных выставок его художников. А в прошлом году почти 1400 проданных работ принесли, по словам Цвирнера, «немногим больше $500 млн».

Керри Джеймс Маршалл, «Без названия (Студия)», 2014

У Цвирнера трое детей. Старший сын Лукас, увлеченный философией и литературой, поначалу связывать свою жизнь с искусством не хотел. Правда, пару лет назад он возглавил David Zwirner Books — компанию, которая отвечает за издание каталогов для выставок галереи, а также ведет научную работу. А отец, конечно, мечтает, что Лукас продолжит династию успешных галеристов Цвирнеров. Ведь сын, как и сам Дэвид, вырос в окружении не только искусства, но и художников. Стало быть, шансы, что семейная история повторится, определенно высоки.

А ты уже подписался на The Rake? В нашей рассылке — лучшие материалы сайта, актуальные новости и эксклюзивные предложения для подписчиков.