Чистота жанра
Дизайнер Винченцо де Котис создает bespoke-интерьеры и проектирует мебель ранга высокого искусства

Винченцо де Котис родом из Апулии, области на юге Италии. Ребенком он много времени проводил на побережье. «Я стал дизайнером в семь лет, — говорит он, улыбаясь. — Мы с братом собирали ракушки, вынесенные на берег прибоем, и я мастерил из них незатейливые композиции. Мы их потом продавали туристам». За коммерческую часть «стартапа» отвечал брат, сам же Винченцо выступал в роли арт-директора. Страшно сказать — полвека спустя (дизайнеру исполняется 60) — принципиально ничего не поменялось. Разве что бизнес разросся.

В 1997 году де Котис, талантливый архитектор, выпускник миланского Политеха, открыл свое дизайн-бюро и художественную галерею — и с тех пор завоевывает сердца коллекционеров и опустошает их кошельки. Раз в год дизайнер выпускает новую коллекцию, которая часто распродается еще до вернисажа. Удивительно, но фанаты готовы выкупить все, что он делает, даже не видя самих работ.

В дни Миланской недели дизайна галерея де Котиса на Via Carlo de Cristoforis … закрыта. Новинки показывают лишь избранным

Слава элитарного дизайнера пришла к Винченцо не сразу. Он говорит, что всегда восхищался искусством итальянских пуристов — arte povera. Тем, как они создавали свои произведения, используя самые дешевые материалы. «Они смешивали высокое и низкое, — рассказывает де Котис. — Главным было творческое начало, художественный процесс. Работали вне рамок, отринув условности. Конечно, в 1960-е их не понимали. Они опередили свое время». То же можно сказать и про самого де Котиса.

Гламурным 1990-м, когда он стартовал, его произведения казались странными. Но дизайнер не пошел на поводу у вкусов эпохи, противопоставив себя мейнстриму. «Я делал брутальные, неглянцевые вещи, — рассказывает он. — Бетон и состаренный металл тогда были не в ходу. Более того — я увлекся ресайклингом и начал использовать вторсырье, переработанные отходы. Меня сочли более чем эксцентричным». Но не все — так, светская львица и законодательница мод Антония Джачинти заказала ему интерьер своей квартиры. А впоследствии предложила оформить магазины сети Exelcior, креативным директором которой являлась, и собственный бутик Antonia — без сомнения, один из самых эффектных в Милане.

«Когда я стал использовать вторсырье, меня сочли более чем эксцентричным»

В начале 2000-х де Котис стал выпускать авторские предметы интерьера под грифом Progetto Domestico, маркированные аббревиатурой DC. Ими он комплектует все свои интерьерные проекты, продает их в своей галерее и у партнеров, специализирующихся на коллекционном дизайне. Например, выставки де Котиса второй год подряд устраивают именитые нью-йоркцы Carpenters Workshop. Также его работы можно увидеть на Design Miami и Design Basel, на TEFAF и PAD London.

Некоторые объекты выглядят так, словно для их создания какой-то внеземной цивилизации потребовались миллионы лет эволюции

Де Котис работает с материалом в манере скульптора, следуя заветам Микеланджело, утверждавшего, что камень уже несет в себе образ будущей скульптуры — мастеру остается лишь выявить его, стесав лишнее. «Я делаю множество эскизов для каждой вещи. Их может быть десятки, сотни, — рассказывает он. — Я слежу, как рождается образ, как он проявляется. Никогда не тороплюсь, не подгоняю себя. Красоте нужно время». Мастерская дизайнера находится в области Марке, далековато от Милана. «Я могу сорваться и проехать 400 километров, чтобы воплотить в жизнь ту или иную идею, — продолжает он. — Творчество — нелинейный процесс, тайм-менеджмент тут ни при чем». Почему именно Марке? Дизайнер говорит, что его тянет к морю. Даже в палаццо XVIII века в центре Милана, которое он купил для себя и своей семьи, он, кажется, живет в ритме прибоя. И творит под метроном волн.

В его вещах сильно природное начало

Так, например, новая коллекция, показанная весной в Милане, вдохновлена дыханием искусства импрессионистов. Да-да, именно дыханием. Дизайнер считает, что импрессионисты были первыми, кто увидел природу во всей ее изменчивости, зыбкости, мимолетности. «Они научились и научили передавать, как играют лучи света на поверхности скал и воды, как блики меняют цвета, как природа оживает, играет, бушует или затихает», — говорит де Котис. Чтобы прочувствовать атмосферу пейзажа, художники начали работать на пленере, и новую коллекцию дизайнер назвал En Plein Air. В нее входит мебель, светильники и арт-объекты, объединенные общим колористическим решением, навеянным техникой пуантилистов. Ни одной прямой линии — Винченцо любит мягкие формы, плавность, текучесть, близкие миру органики. Кажется, что предметы приходят в движение, с разных точек они воспринимаются по-разному, словно это действительно нечто живое, нестатичное, изменчивое. Стол кажется потоком воды, течением реки; торшер напоминает корни тысячелетнего баньяна, оплетающие храмы камбоджийского Ангкора, а дизайн консоли вызывает ассоциации с наслоениями земной коры.

Винченцо использовал фактурный металл (полированную, брашированную и посеребренную латунь), переработанное стекловолокно, муранское стекло, смолы. В разных комбинациях эти материалы присутствуют в каждом предмете. Все вещи существуют в единственном экземпляре. Какие-то можно повторить, но так как все делается вручную, результат каждый раз будет разным, а предмет — уникальным. Мебель DC — тактильная, ее хочется касаться. Она наполняет интерьер смыслом, как считает де Котис, отстаивающий интеллектуальный подход к дизайну.

На вопрос, куда движется дизайн, он отвечает морщась. «Превалирует декор, а это, на мой взгляд, путь в никуда, признак декаданса, пустоты. Обои — это еще не дизайн, он должен быть намного глубже, сложнее, чувственнее». Проекты самого де Котиса (частные интерьеры, отели, бутики) построены на фактурах, тонких переходах цвета и минимуме декора.

Дизайнер считает, что пресловутые обои легко заменить шероховатым бетоном и патинированным металлом, а функцию декора выполнят авторские предметы обстановки

В проектах де Котиса — все на заказ, вплоть до выкладки полов. Мебель, светильники и аксессуары он создает сам или покупает на блошиных рынках (любимое место — парижский Сент-Уан). «Вещи, сделанные вручную, уникаты, вещи с историей — все это делает интерьер эмоционально сложнее. В нем есть духовная красота. В таком окружении ты ближе к сути вещей, — говорит Винченцо. — Ты живешь полнее. Массовость убивает вкус к жизни».

Хотя сам дизайнер исповедует пуризм, в созданных им интерьерах нередко объекты космического вида соседствуют с бархатом и коврами

Такой подход у де Котиса не только к частным проектам, но и к контракт-сектору. Например, в 2003-м, работая над миланским отелем Straf, он создал образ интерьера-вакуума, воплотив его в жизнь с помощью переработанных материалов.

Дизайнер многогранен. В 2001 году он основал марку женской одежды Haute. Принцип тот же, что у интерьерных коллекций DC, — нишевый дизайн. Коллекции выходят ограниченным тиражом и продаются в концепт-сторах. Дизайнер комбинирует различные материалы: винтажные ткани и кружево, тончайший кашемир, окрашенный вручную азиатский хлопок. А может вдруг сшить пальто из ткани, которая обычно идет на матрасы. Эстетский микс — творческое кредо де Котиса. И стиль на каждый день: интервью, например, он дает в рабочей обстановке, надев пиджак Gucci поверх футболки Intimissimi. «Главное, синий цвет, — комментирует он свой выбор. — Total blue».

«Может показаться, что я за ремесленный труд и традиции, — говорит он. — Отчасти это так. Но между тем я верю в будущее, оно будет лучше прошлого. Я с энтузиазмом слежу за развитием технологий, которые унаследуют новые поколения. И надеюсь сказать свое слово в этом направлении. Возможно, уже коллекцией будущего года!»

Подпишитесь, чтобы еженедельно получать лучшие материалы The Rake