Чем мы обязаны Фредерику Малю
«Издатель ароматов» во многом определил сегодняшние законы рынка и стал живой легендой нишевой парфюмерии. Парфюмерный эксперт The Rake беседует с Малем и разбирает главные работы его Дома

Сегодняшнему разнообразию интересной парфюмерии во многом мы обязаны именно Фредерику Малю. Появившаяся на стыке веков, его марка Editions de Parfums возникла как закономерная реакция на тотальную коммерциализацию и вырождение массового парфюмерного жанра — и изменила ароматический ландшафт в целом. Маля принято называть отцом нишевой парфюмерии. Многие сочли продажу его марки компании Estée Lauder в 2015 году определенным малодушием, но Маль никогда не пытался делать ароматы «не для всех» и всегда дистанцировался от понятия «ниша» и причастности к лавинообразному росту артизанальной парфюмерии.

Рецепт успеха был предельно прост: позвать хороших друзей — лучших парфюмеров с мировыми именами, — разрешить им не думать о бюджете, позволить пользоваться любыми дорогостоящими ингредиентами и дать, наконец, возможность вместо парфюмерных джинглов и постоянного копирования порядком надоевших хитов сочинять оперы и симфонии. Хотя сравнение с музыкой тут не вполне уместно: для Маля это в первую очередь издательство, даже во внешнем виде упаковки легко увидеть отсыл к дизайну книг крупнейшего французского независимого издательского дома «Галлимар». Расхожее мнение, что Маль выдал своим парфюмерам карт-бланш, не совсем верно: нельзя сказать, что они предоставлены сами себе и лишь приносят издателю конечный продукт. Маль для начала руководитель и креативный директор, он участвует в каждом проекте от возникновения идеи до самого финала, тестируя все промежуточные варианты и обсуждая с парфюмером дальнейшие действия.

Маль никогда не пытался делать ароматы «не для всех» и всегда дистанцировался от понятия «ниша»

Во время первой встречи с Фредериком Малем примерно десять лет назад — на презентации его коллекции ароматов для дома Fleurs Mécaniques & Esquisses et Matieres — обсуждались ароматические свечи, и я отметил, что многие его интерьерные ароматы вполне хороши для того, чтобы стать полноценными духами. В этом году круг замкнулся: Маль вновь посетил Москву с новым ароматом Music For A While, который можно считать логическим продолжением и «доработанной версией» ароматической свечи Café Society.

Он легко может сказать, сколько процентов этилмальтола в его последнем аромате, не делая из этого страшной тайны

Каждый разговор с ним — для меня большое событие. Маль — один из немногих людей в индустрии, которые не уклоняются от технических тем: он легко может сказать, сколько, например, процентов этилмальтола в его последнем аромате, не делая из этого какой-то страшной тайны. И каждый разговор с ним, даже если не касается парфюмерии, практически всегда сильно меняет мои представления о мироустройстве.

В этот раз Маль снова говорил о нише и своих задачах, еще раз отметив, что хочет вернуть в парфюмерию глубину и художественное наполнение. В наши дни все больше людей выбирают парфюмерию в качестве хобби, количество артизанальных марок и носов-любителей растет каждый день. Есть ли шанс у начинающих парфюмеров достичь профессионального уровня и создать что-то действительно интересное? Маль привел в пример Франсуа Коти — он был любителем, но это не помешало ему стать одним из величайших парфюмеров, именно он сделал парфюмерию тем, чем она является сейчас, выведя ее из аптечных лавок и превратив в один из самых привлекательных видов бизнеса.

20 лет назад молодые парфюмеры мыслили заштампованно, они умели лишь «пропускать» бестселлеры через хроматограф и редактировать уже существующую формулу

«Я знаком с Домиником Ропьоном (один из величайших парфюмеров современности, автор многих работ Editions de Parfums) очень давно, мы друзья с юности. Сейчас он знаменитость, но начинали мы вместе практически с нуля. Поэтому в рамках собственной марки я начинал работать с теми, кого уже знал довольно хорошо: Домиником, Пьером Бурдоном, Эдуаром Флешье. Это люди старой закалки, они настоящие мастера. Можно условно поделить всех парфюмеров на три группы: первые очень креативные, они постоянно рождают новые идеи, предлагают необычные сочетания и решения; вторые — блестящие техники, они могут реализовать любой замысел, воплотить самую невероятную идею и довести проект до технического совершенства. Третий тип — это те, кто может делать и то и другое, таких людей единицы, и именно с ними я стараюсь работать — не важно, являются ли они звездами или, напротив, никому еще не известны.Сейчас одной из своих задач я вижу именно продвижение молодых талантливых парфюмеров. Когда мы начинали делать Editions de Parfums примерно 20 лет назад, молодые парфюмеры мыслили очень заштампованно, они умели лишь «пропускать» бестселлеры через хроматограф и редактировать формулу, добавляя какие-то новые компоненты. Они мне постоянно приносили свои работы, но практически все были вторичны. То поколение парфюмеров формировалось в эпоху, когда на рынке было не так уж много интересных ароматов. Новое же поколение выросло, зная наши работы, работы Сержа Лютанса и многие другие замечательные произведения. Они не хотят копировать, они очень открытые и любят работать.

«Есть простые решения: добавь побольше Iso E Super, гедиона, щедро влей мускуса — и вот тебе коммерческий аромат»

Недавно мы выпустили аромат для детей Sale Gosse, его сделала Фанни Бол, молодая и очень талантливая. Она сейчас работает ассистентом Доминика Ропьона, помогала ему, например, при создании нашего Promise. Но она вполне сформировавшийся серьезный парфюмер. Я буду с ней работать и дальше. Конечно, есть и именитые мастера, с которыми мне бы тоже хотелось поработать, с Мишелем Альмераком или Анник Менардо, например. Мне всегда хочется уйти от штампов. Есть очень простые решения: добавь побольше Iso E Super, гедиона, щедро влей мускуса — и вот тебе вполне коммерческий аромат. Нет ничего плохого в этих веществах, но мне не интересны такие работы. Когда мы с Бруно Йовановичем работали над Monsieur, мы сознательно уходили от этих ингредиентов. В Music For A While с Карлосом Бенаимом было точно так же: мы очень долго работали над уменьшением мускусного комплекса, чтобы вывести на передний план все самое главное, саму суть этого аромата».

Три выдающихся аромата Editions de Parfums

01

Carnal Flower

Пример гиперреализма в линейке Фредерика Маля, аромат-голограмма цветущей туберозы. «Самое сложное было — избежать штампов. Традиционная „парфюмерная“ тубероза — это, конечно, Robert Piguet Fracas, и это очень липкое, магнитное клише. Ты что-то меняешь в аромате и — бац, снова получается Fracas. Мы потратили очень много времени, чтобы сделать что-то совершенно новое. В Carnal Flower действительно есть натуральный абсолют туберозы, что случается лишь в единичных случаях, если не сказать никогда. Но также там есть чрезвычайно дорогостоящий синтетический материал, об этом почему-то никто никогда не говорит».

02

Superstitious

Монументальный альдегидно-цветочный аромат, коллаборация с модельером Альбером Эльбазом. Блистательное и необычное прочтение классической темы, аромат, после выхода которого большинство критиков заговорили о возвращении классического альдегидного жанра в моду.

03

En Passant

Единственный аромат, который создала для Editions de Parfums парфюмер Оливия Джакобетти. Прозрачная импрессионистическая композиция, напоминающая о весеннем ветре, доносящемся со стороны цветущих садов. Лучшая парфюмерная сирень, которая когда-либо была создана. «Обычно название для аромата я начинаю придумывать в самом конце, когда проект почти готов. Тут все получилось ровно наоборот, все началось с названия».

Подпишитесь, чтобы еженедельно получать лучшие материалы The Rake