Человек без возраста
Редактор The Rake рассуждает об истоках притягательности шестидесятилетних мужчин и культе молодости
Александр Пигарев

Мир развивается циклически, и отношения между возрастными группами трансформируются. В начале-середине XX века, согласно данным социологов, ценился опыт, приобретаемый с годами, а пожилые люди вызывали уважение. Ближе к концу прошлого столетия ситуация развернулась на 180 градусов, и молодежь превратилась в «царя горы». Причинами «переворота» 90-х годов стали бум доткомов, развитие Интернета и социальных сетей. Стариков – то есть всех, кому исполнилось хотя бы 40, – сбросили с корабля истории. Это не преминуло сказаться на моде: началось массовое «омоложение» поколения бэби-бумеров, которые стали менять удобные балетки на стриптизерские шпильки со стразами, платья –на кроп-топы и леггинсы, а классические костюмы из шерсти и массивные броги – на рваные футболки, тертые джинсы и – куда же без них! – белые кроссовки. Повсеместный культ молодости привел к тому, что антивозрастные кремы стали выпускать чуть ли не для тинейджеров. Всем казалось, что эта культурная парадигма единственно верна и незыблема.

Образцовый патриарх Стефано Риччи внушает уважение и восхищает своим стилем

Однако в нулевые ситуация вновь изменилась. Хипстеры отрастили бороды, побежали в бокс-клубы и подкачались, научились пользоваться опасной бритвой, вызубрили названия исторических марок – Barbour, Baracuta, Tricker’s и пр. – и сделали их остромодными. Дальше больше: они стали вдохновляться героями прошлого, переоделись в костюмы-тройки, записались на энологические курсы и выучили шотландские топонимы по этикеткам односолодовых виски. Вероятно, причина кроется и в крахе доткомов, и в неоконсервативных тенденциях мировой политики, и в медицинских открытиях, позволивших людям в развитых странах оставаться физически и умственно активными до поздней старости.

Федерико Чески а Санта Кроче, граф и владелец миланского ателье N.H.Sartoria

Американский журналист Гленн O’Брайен посвятил старению одну из глав своей книги «Быть джентльменом» и подверг критике засилье молодежной моды: «Современное движение в сторону неформальной формы одежды, которое сейчас приживается в большинстве мировых корпораций, — это уловка, придуманная, чтобы замаскировать иерархическую структуру власти и свести на нет традиционную роль старшинства…». Считается, что лучше одеваться мальчишкой, чем взрослым мужчиной, ведь так ты выглядишь красивее и энергичнее «дряхлого старикашки». Модные мужские журналы до недавнего времени проталкивали этот образ в наше сознание. Сегодняшний модник в массе своей — это правильный мальчик, который способен составить компанию женщине, разбирается в fashion- и beauty-трендах, и послушный работник.

Никельсон Вустер, объект восхищения стритстайл фотографов и немного дизайнер. Под его именем выпускается капсульная коллекция Lardini. Известен своей чрезмерной любовью к коротким брюкам и пэчворку

Но мужчины с настоящим чувством красоты и стиля не идут на поводу у модных СМИ, сохраняя верность самим себе и своим привычкам, пусть даже они в наши дни считаются вредными. Они очень долго и с удовольствием стареют, и самим фактом своего существования борются с модой, воспевающей фальшивую молодость. Еще недавно миллионы мужчин красили волосы, пытаясь замаскировать свой возраст. В результате почти каждый из них оказывался слишком старым, чтобы носить такие волосы, и выглядело это откровенно смешно. Пусть лучше лицо будет слишком юным для седины, чем слишком дряхлым для чернявой шевелюры. Посмотрите на «соль и перец» волос Джорджа Клуни, Майкла Кейна или Карла Лагерфельда. Они выглядят естественно! Что касается одежды, то и тут лучшие примеры – это мужчины старше шестидесяти, которые сейчас находятся на пике карьеры, каждый в своих областях – от литературы до моды и кинематографа. Список их обширен: Дэвид Линч, Мартин Скорсезе, Фрэнсис Форд Коппола, Джорджо Армани, Брунелло Кучинелли, Гай Талезе, Брайан Ферри и многие-многие другие.

Аль Пачино, стильный и естественный в любом возрасте

Что павлины, токующие на палящем солнце во время выставки Pitti Uomo, могут противопоставить таким патриархам, как Лучано Барбера, Стефано Риччи или Нино Черрути? При всем тщании им никогда не добиться той элегантной небрежности и аристократической стати, какая есть у Барберы. Или той ауры силы и власти, что исходит от Стефано Риччи, при его явном таланте наслаждаться жизнью. Не говоря уже о его бороде, как у Карла Маркса, местами пожелтевшей от сигарного дыма, и его фирменных пиджаках хитроумного кроя, благодаря которым в нем нет и следа грузности. А уж увидев гардероб Нино Черрути, любой записной эксцентрик обязан восскорбить и устыдиться своих нелепых селфи.

Вуди Аллен, несмотря на амплуа невротика, многие годы находится на пике карьеры и не изменяет любимым вельветовым брюкам

Символами настоящего взрослого мужчины снова становятся пошитый на заказ костюм, галстук и шляпа. Причем костюм — это ключевой момент облика, и он должен быть правильным. Как написал в свое время в «Книге снобов герцога Бедфордского» герцог Джон, «костюм должен быть изготовлен из первоклассных материалов. Но даже совершенно новый костюм должен выглядеть старым». Такое решение грешит категоричностью, но изрядная толика смысла в этом есть. Брайан Ферри выглядит безупречно в своих старых костюмах и явно не стремится к обновлению гардероба. А вот к его поддержанию в хорошем состоянии – еще как. Сын портного и педант Леонард Коэн сам начищал ботинки перед выступлением, доверяя своему ассистенту разве что сфотографировать его за этим ритуалом.

Уж если мы позволим себе назвать кого-либо арбитром стиля, это будет Лучано Барбера

В наши дни изречение Генри Пелэма, героя романа Бульвера-Литтона «Приключения джентльмена» (1828), актуально как никогда: «Искусство одеваться существует для пожилых людей так же, как и для молодых. Неряшливость и в тех, и в других равно неприлична. Соображая, что именно подобает каждому из этих возрастов, мы должны помнить, что молодым надлежит вызывать любовь, а пожилым – уважение». Тенденция к принятию взросления уже в значительной степени влияет на моду. В агентствах одни из самых востребованных моделей сегодня – 40+ и 50+. В их пантеоне оказался даже Эйден Шоу, спортивный седовласый бородач, завершивший карьеру в гей-порно и нашедший себя на модельном поприще. Для него, как и для многих других, буквально началась вторая жизнь. «Надо просто помнить, что молодость – это тупик, – резюмирует Гленн О’Брайен. – Зрелость – это будущее. Нам нужно реинтегрировать все наше общество сверху донизу!» Однако этот процесс уже идет, и возвращение настоящего мужчины уже не остановить. Мы снова начинаем носить костюмы с жилетами, белые сорочки с запонками и галстуки, курить трубки, пить «манхэттен», «негрони» и Old Fashioned. Возраста не существует, есть только настоящие мужчины с жаждой жизни в душе!

Подпишитесь, чтобы еженедельно получать лучшие материалы The Rake