Белая королева
В мире немало фарфоровых мануфактур с благородной родословной, но Porzellan Manufaktur Nymphenburg — бриллиант баварской короны — сверкает куда ярче прочих
Коллекция «Мифы и легенды» была придумана Дэмиеном Хёрстом

Основанная курфюрстом Баварии Максимилианом III Иосифом в 1747 году мануфактура по сей день располагается в королевском дворце Нимфенбург на западе Мюнхена. Примечательно, что и сегодня фабрика находится в руках особы голубых кровей — Его Королевского Высочества принца Луитпольда Баварского.

Сервиз «Бавария» с бело-голубым геральдическим орнаментом — один из самых элегантных в коллекции

Мануфактура охраняется государством и в действительности представляет собой предприятие живого наследия: такие методы производства и мастерство более не встречаются нигде в мире. Nymphenburg лишь выглядит как музей, но все эти старинные машины (слава немецкому инженерному гению) исправно работают с 1800-х годов за счет экологически чистой гидравлической энергии.

Все пигменты для росписи смешиваются в собственной лаборатории

Сегодня это единственная фабрика в мире, которая сама производит фарфоровую массу (а также натуральные пигменты), все остальные закупают сырье на стороне. Готовые изделия могут впечатлять красотой и тонкостью работы, но процесс создания массы поражает едва ли не больше — он удивительно похож на производство пасты или сыров, тут сошлись воедино гениальность природы, человеческое мастерство и даже немного мистики.

Предметы регулярной формы, такие как тарелки, делают на гончарном круге

Фарфоровая масса состоит из перемолотого каолина — белой глины, полевого шпата и матового норвежского кварца, смешанных в особой пропорции. В течение суток эти ингредиенты жерновами перемалываются в муку. При добавлении воды (каолин впитывает ее в течение 12 часов) из этой муки получается тесто, которое пропускается через сито, чтобы отделить мелкие включения. Также масса проходит через магниты, на которых остаются порой неразличимые глазом мельчайшие частички металла. В былые годы, когда требования к качеству фарфора не были столь высоки, при обжиге эти включения превращались в черные точки на белоснежной тарелке. Чтобы их скрыть, сверху рисовали цветочки. Для современной мануфактуры это однозначно брак, который подлежит утилизации.

После двух лет выдержки фарфоровую массу замешивают с помощью медных валиков

Вода, используемая при производстве массы, — природная, нефильтрованная, — содержит бактерии и микроорганизмы, которые довершают дело в течение двух лет, пока масса вызревает, словно сыр, в погребе, становясь в итоге нежной и эластичной, как жевательная резинка, из которой можно вылепить тончайшие изделия.

Сборка черепа из коллекции Memento Mori


У фарфоровой массы есть «память», она всегда стремится вернуться к первоначальным молекулярной структуре и форме. Если сделать тарелку из только что перемешанной массы, то после первого обжига она останется ровной, а после второго будет какой угодно, только не круглой. Хаотичное расположение молекул внутри материала отразится на ее форме. Поэтому стоит мастеру немного погнуть край тарелки при снятии с гончарного круга или, присоединяя ручку к чашке, надавить чуть сильнее, исправлять ошибку уже нет смысла, — массу придется отправить на переработку.

Более шести тысяч носорогов «Клара» было выпущено с момента создания модели в 1770 году

Сложные по форме предметы изготавливают при помощи разъемных гипсовых форм (их в архиве Porzellan Manufaktur Nymphenburg более 30 000), в которые заливают жидкую фарфоровую массу. Часть воды испаряется, а извлеченные из форм полусырые детали с точностью, достойной нейрохирургов (и подобными же инструментами), мастера собирают в цельное изделие. Некоторые многофигурные композиции, включающие деревья с листьями, могут состоять из полутора тысяч деталей, а в самой сложной «Франкентальской люстре», например, их почти 20 000.

Распределение пигмента для подглазурной росписи

Фарфоровая масса при первом обжиге (950 C) уменьшается на 1–2 %, а при втором (1400 C), после нанесения глазури — до 17 % относительно размеров сырого изделия. При этом сложные скульптуры могут деформироваться в печи, поэтому к ним приставляют многочисленные подпорки. Обжиг длится 36 часов. Если на изделие наносится многоцветная роспись, то отправлять в печь его приходится несколько раз, ведь различные цвета фиксируются на глазури при разных температурах. Собственной лаборатории фабрики более 270 лет. Здесь готовят все пигменты и хранят более 15 000 рецептур цветов, в том числе уникальных, созданных для частных заказчиков. Только одного зеленого тут 300 оттенков.

Выполняя роспись, художник сверяется с оригиналом

В цехе художников тишина. Перед одной мастерицей, как в анатомическом театре, выстроились в ряд четыре черепа, ожидая своей очереди на роспись. Memento Mori — одно из самых популярных изделий мануфактуры — впервые было изготовлено в 1756 году как часть декора распятия. Сегодня же черепа украшают вполне жизнерадостные рисунки бабочек и черепашек. Роспись одной лишь тарелки из сервиза Cumberland займет около трех недель: ее цветочный орнамент считается самым сложным в мире.

Художник с пятнадцатилетним опытом работы в «Нимфенбурге» считается новичком, что неудивительно: многие цвета при обжиге меняются до неузнаваемости, и запомнить эти нюансы непросто. В отличие от прочих мануфактур, тут никогда не используют рисунки-наклейки, только ручную роспись, которую наносят с помощью кисточек из хвоста сибирской белки. Исключение составляет знаменитый обеденный сервиз на 18 персон с изображением пресноводных рыб. Шедевр югендстиля, он получил гран-при Всемирной выставки в Париже в 1900 году. Его создатель — художник и скульптор Герман Градль — использовал прием, свойственный литографии. Силуэт рыбы гравируют на медной пластине, с нее делают отпечаток на шелковой бумаге, который переносят на тарелку и потом дорисовывают. Производство такого сервиза занимает до полугода. Для одного клиента, у которого дом на океане, сделали специальную версию с морскими рыбами и в голубых тонах.
Гордость художников «Нимфенбурга» — трудоемкая подглазурная роспись, для ее нанесения используют аэрограф. Изделие после первого обжига слой за слоем покрывают пигментами в виде порошка, потом корректируют кисточкой. После второго обжига получается сложный цвет, который точно передает фактуру перьев птиц или шерсти животных.

Каждый мастер — от моделиста до художника — оставляет на изделии подпись

Когда я снова оказываюсь на мюнхенской Одеонсплац в магазине мануфактуры с самыми красивыми витринами и скрипящими полами (в этом году он отпразднует 100-летие) и интересуюсь стоимостью давно приглянувшегося мне чайника, его в общем-то астрономическая цена не вызывает у меня никаких вопросов.

А ты уже подписался на The Rake? В нашей рассылке — лучшие материалы сайта, актуальные новости и эксклюзивные предложения для подписчиков.