Antico Setificio Fiorentino. Ткать, как в 1786-м
The Rake побывал на флорентийской шелкоткацкой фабрике, где по-прежнему работают станки Леонардо да Винчи — и производят роскошные дамасты, брокаты и эрмизино

Каждый рулон ткани должен быть начат и завершен одним мастером, смена рабочих рук может отразиться на равномерности рисунка.

Когда в знатной флорентийской семье рождался первенец, для него заказывали шелк особого цвета и рисунка, который получал имя новорожденного. Так появились собственные ткани Гвиччардини, Корсини, Фрескобальди. Они были достоянием человека, чье имя носили, продавать их другим разрешалось только после смерти владельца (сегодня их образцы оцифрованы совместно с Государственным Архивом Флоренции). Богатые аристократы содержали небольшие шелкоткацкие мастерские в своих имениях, но в середине XVIII века семейства решили основать общее производство и передали ему станки, рисунки и образцы. Новая мастерская обосновалась на улице ткачей — via dei Tessitori, а с 1786 года мануфактура Antico Setificio Fiorentino находится по своему нынешнему адресу, via Bartolini, 4, в историческом квартале Флоренции Сан Фредиано, на противоположном от центра берегу Арно. Во внутреннем дворике плодоносят цитрусовые, а оформление приемной завораживает: на стеллажах покоятся увесистые фолианты с образцами тканей, и вся мягкая мебель обтянута разноцветными шелками.

Аристократы заказывали здесь материалы для обивки стен и мебели, церковь — для украшения залов и одежды священников; рулоны ткани дарили в качестве свадебного приданого.

Лукино Висконти покупал здесь шелк для костюмов к своим кинофильмам, в том числе знаменитому «Леопарду». Ткани сетифичо (итал. «шелкопрядильня») представлены в галерее Уффици, Палаццо Медичи-Риккарди, во владениях Грейс Келли и на частных яхтах в Монако. Даже в Андреевском и Александровском залах Большого Кремлевского дворца ими обиты стены и стулья.

Заходя в рабочее пространство, ощущаешь себя на грандиознейшем индастриал-концерте.

Звуки машин — равномерные, монотонные и очень громкие — буквально за пару минут погружают в транс. Производство подобно музею: самый древний из сохранившихся сновальных барабанов создан по чертежам да Винчи больше двух веков назад и до сих пор функционирует без использования электричества. Всего здесь двенадцать полностью работоспособных станков, ручных и частично механизированных, а также два сновальных барабана, предназначенных для подготовки пряжи. Сетифичо производит дамасты, брокаты, брокатели, флорентийскую саржу, атлас, репс, лампасные ткани. Дизайнеры моды заказывают тут эрмизино — двуцветную шелковую тафту, которая переливается разными цветами и напоминает водопад струящегося света. Пьеро делла Франческа и Понтормо изображали высокородных особ в эрмизино, а сегодня в мужском гардеробе эта ткань чаще служит для производства нагрудных платков и галстуков.

Станок Guicciardini 1786 года. Одна половина станков сетифичо — полностью ручные, вторая — полумеханические

Не уступают в качестве и красоте и обивочные материалы: нежный бархат, камчатные ткани комбинированного плетения с крупным двусторонним рисунком, брокатели с однотонными рельефными орнаментами на гладком фоне. Абсолютное воплощение роскоши — родившийся во Флоренции дамаст с его блестящими атласными нитями (обычно золотистыми) на матовом фоне полотняного переплетения. Такой используют не только для обивки, но и для создания приятных мелочей вроде саше для гардероба с тосканскими травами и специями, что продаются в Officina Profumo di Santa Maria Novella. Также это единственная фабрика, где до сих пор производят филатиччо, грубый обивочный шелк из сырцовой нити в «елочку» разных тонов.

По стандартам массового производства выработка здесь мизерная: для получения сорока сантиметров ткани некоторым станкам требуется целый день работы.

Первые два метра новой ткани снимаются со станка, и ткач вместе с технологом оценивают ее цвет, рисунок, плотность, вес и «руку». Последнее означает, что каждый рулон ткани должен быть начат и завершен одним мастером, поскольку смена рабочих рук может отразиться на равномерности рисунка.

Яркие цвета осовременивают вид классических дамастов и брокателей со шнурами.

Всего этого великолепия не было бы без неугомонного флорентийца Стефано Риччи, выкупившего фабрику в 2010 году у аристократического семейства Пуччи. Карьера Стефано началась именно с шелка, ведь в 1972 году он унаследовал от родителей галстучное производство. Несколько лет назад Риччи выпустил галстуки из шелка мануфактуры Antico Setificio Fiorentino, а не так давно представил коллекцию вечерней одежды из однотонного шелкового жаккарда и текстиль для дома в линии Stefano Ricci Home. Вряд ли нужно более веское доказательство того, что без живой ремесленной традиции индустрия роскоши не может существовать.

Подпишитесь, чтобы еженедельно получать лучшие материалы The Rake